Привативный и кумулятивный перевод долга

Предлагаем ознакомится со статьей на тему: "Привативный и кумулятивный перевод долга" с комментариями профессионалов. В данной статье собран и систематизирован весь имеющийся материал интернета и предоставлен в удобном виде.

Привативный и кумулятивный перевод долга

Верховный суд РФ о цессии и переводе долга: о самом важном

21 декабря 2017 года Пленум Верховного суда РФ принял постановление № 54, разъясняющее правила применения положений ГК РФ о перемене лиц в обязательстве на основании сделки. Рассмотрим наиболее важные моменты.

1) Уступка в целях взыскания

2) Уступленное будущее право сначала возникает у цедента

Будущее требование переходит к цессионарию непосредственно после момента его возникновения у цедента (п.6). Иными словами, будущее право, условно говоря, на секунду возникает сначала у цедента, а затем в силу соглашения переходит цессионарию. Таким образом, была подтверждена позиция, изложенная ранее в Определении Верховного Суда РФ от 06.10.2016 № 305-ЭС16-8204. Что это значит? Это означает, что если в период с момента заключения договора об уступке будущего права и до момента возникновения данного права в отношении цедента будет возбуждено дело о банкротстве, данное право попадает в конкурсную массу цедента и переход права цессионарию невозможен, в силу специальных положений Закона о банкротстве. Таким образом, в интересах цессионария осуществлять предварительную оценку финансового состояния цедента при уступке будущих прав.

3) Цессионарию лицензия не требуется

Если иное не предусмотрено законом, отсутствие у цессионария лицензии на осуществление банковской либо страховой деятельности не является основанием для признания недействительной уступки права из кредитного договора или полученного страховщиком в порядке суброгации (п.12). Данное положение по идее должно поставить точку в вопросе определения общего правила. Напомним, что впервые на эту тему высказался Президиум ВАС РФ в п. 16 информационного письма от 13 сентября 2011 г. № 146, где указал на допустимость такой уступки. В дальнейшем, в п. 51 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 № 17 было сформулировано другое правило, в силу которого, банк не имел право передавать право требование по кредитному договору с потребителями лицам, не имеющим банковской лицензии, если иное не установлено законом или договором, в результате чего банки стали вносить соответствующие изменения в договор. Представляется, что сейчас данный вопрос должен считаться закрытым.

4) Привативный и кумулятивный перевод долга

В разъяснения о применении положений о переводе долга Верховный суд включил теоретические термины, которые непривычно видеть в такого рода документах. В частности, деление перевода долга на привативный и кумулятивный. Привативным является такой перевод долга, при котором должник выбывает из обязательства, а кумулятивным – когда первоначальный и новый должники отвечают перед кредитором солидарно (п. 26). По общему правилу перевод долга следует считать привативным, что на наш взгляд является правильным, поскольку больше отвечает признаку перемены лица в обязательстве.

Кумулятивный перевод долга при осуществлении предпринимательской деятельности был введен на основании ФЗ от 21.12.2013 № 367-ФЗ. Между тем, безусловное выбытие из должника из обязательства и ранее не являлось условием действительности перевода долга. Гражданское законодательство не содержало запрета на присоединение нового должника к ранее возникшему обязательству, которое в результате такого присоединения трансформировалось в обязательство с множественностью лиц на стороне должника. В частности, такая правовая позиция была сформулирована в определении Верховного Суда РФ от 03.12.2015 № 310-ЭС14-8672. Однако и в данном судебном акте ВС РФ отметил, что присоединение к обязательству еще одного основного должника не порождает нового обеспечительного обязательства, в связи с чем сделка по присоединению к чужому долгу отлична от договора поручительства. Соотношение указанных институтов разъяснено в п. 27 постановления № 54, где Верховный суда указал, что при неясности формулировок, суд должен исходить из того, что соглашение является договором поручительства, а не кумулятивным переводом долга.

5) Цессия и процессуальные вопросы.

Дополнительно ВС РФ разъяснил и некоторые практические вопросы, связанные с уступкой права требования в период рассмотрения спора.

Так, в частности, было разъяснено, что обязательный досудебный порядок считается соблюденным, если первоначальный кредитор направил претензию до уведомления должника о переходе права. В этом случае новый кредитор вправе такую претензию не направлять, а сразу обращаться в суд. В принципе, такой подход поддерживался и на уровне окружных судов (см. Постановление АС Уральского округа от 16.10.2017 по делу № А07-20530/2016, Постановление АС Московского округа от 09.11.2017 по делу N А40-196933/2016).

Если уступка была совершена уже в период рассмотрения спора, то суд по заявлению цессионария и с согласия цедента производит замену истца. При этом если было совершено несколько последовательных уступок – суд меняет истца (первоначального кредитора) сразу на конечного цессионария, то есть без последовательной замены одного цессионария на другого (п. 34).

Последние разъяснения по цессии были даны ровно 10 лет назад в Информационном письме Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 № 120. Новое постановление было необходимо не только в связи с накопившимися вопросами, но и в связи с проведенной реформой обязательственного права, которая существенно перекроила положения главы 24 ГК РФ о перемене лиц в обязательстве.

П

ерсональный Налоговый Менеджмент

К такому выводу пришла Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ в Определении от 20 декабря 2017 года.

В соответствии с материалами дела в рамках банкротного процесса, в третью очередь реестра были включены требования юридического лица на сумму свыше 9 миллионов рублей.

Данные требования основаны на трёхстороннем соглашении о переводе долга между кредитором, первоначальным должником и новым должником, по условиям которого новый должник в полном объеме принимает на себя обязательство перед кредитором по погашению долга первоначального должника, возникшего из договоров аренды транспортных средств.

Новый должник свои обязательства по договору аренды исполнил, долг перед арендодателем погасил, после чего обратился в арбитражный суд с заявлением о включении в реестр требований кредиторов первоначального должника.

Суды первой, апелляционной и кассационной инстанций признали факт перехода к новому должнику прав кредитора по отношению к должнику первоначальному на всю сумму погашенных новым должником обязательств, и, соответственно, обоснованным включение в реестр в деле о банкротстве.

[3]

Однако, по мнению Верховного Суда РФ, статья 391 Гражданского кодекса РФ предполагает суброгацию при переводе долга при одновременном соблюдении следующих условий:

  • обязательство связано с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности;
  • при переводе долга первоначальный и новый должники несут солидарную ответственность.
Читайте так же:  Образец иска о признании договора поручительства недействительным

В данном случае первоначальный должник полностью выбыл из основного обязательства, а его место занял новый должник, который стал обязанным перед кредитором – в науке гражданского права такой перевод долга именуется привативным.

В отличие от поручительства или случаев, когда первоначальный и новый должники несут солидарную ответственность, привативный перевод долга не предоставляет новому должнику прав требования (ни суброгационных, ни регрессных) к первоначальному должнику.

Отсутствие имущественной выгоды нового должника при такой разновидности перевода долга не влечет недействительности соответствующего соглашения, поскольку презюмируется, что возмездность подобной сделки имеет иные, не связанные с денежными, основания, например, может вытекать из внутригрупповых отношений первоначального и нового должников.

Руководствуясь вышеизложенным, Верховный Суд отменил акты нижестоящих инстанций, отказав новому должнику в удовлетворении заявленных требований о включении в банкротный реестр первоначального должника.

Кумулятивный перевод долга

Сначала для профессионалов и по делу . далее для «не юристов».

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки»

Судам даны разъяснения по применению норм гражданского законодательства об уступке права требования и переводе долга в обязательствах.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ содержатся, в частности, следующие правовые позиции:

уступка требования производится на основании договора, заключенного первоначальным кредитором (цедентом) и новым кредитором (цессионарием);

договор между цедентом и цессионарием может являться договором, предусмотренным законом или иными правовыми актами, смешанным договором или договором, который не предусмотрен законом или иными правовыми актами;

договор, на основании которого производится уступка, предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа этого договора не вытекает иное (отсутствие в таком договоре условия о цене передаваемого требования само по себе не является основанием для признания его недействительным или незаключенным);

первоначальный кредитор не может уступить новому кредитору больше прав, чем имеет сам (вместе с тем на основании закона новый кредитор в силу его особого правового положения может обладать дополнительными правами, которые отсутствовали у первоначального кредитора, например правами, предусмотренными Законом РФ «О защите прав потребителей»);

если одно и то же требование уступлено разным лицам одним первоначальным кредитором (цедентом), надлежащим новым кредитором (цессионарием) считается то лицо, в отношении которого момент перехода требования наступил ранее;

уступка права, совершенная в нарушение законодательного запрета, является ничтожной (например, ничтожной является уступка прав бенефициара по независимой гарантии без одновременной уступки тому же лицу прав по основному обязательству);

при переводе долга по обязательству, связанному с осуществлением всеми его сторонами предпринимательской деятельности, либо первоначальный должник выбывает из обязательства (привативный перевод долга), либо первоначальный и новый должники отвечают перед кредитором солидарно (кумулятивный перевод долга);

стороны договора и третье лицо вправе согласовать переход всех прав и обязанностей одной из сторон договора третьему лицу (в этом случае к третьему лицу переходит комплекс прав и обязанностей по договору в целом, в том числе в отношении которых не предполагается совершение отдельной уступки или перевода долга, в частности, по отношению к третьему лицу, вступившему в договор, у кредитора сохраняется право на безакцептное списание денежных средств, если это право было предоставлено кредитору по отношению к первоначальному должнику);

согласованное в договоре первоначального кредитора с должником арбитражное соглашение (арбитражная оговорка) сохраняют силу для нового кредитора и должника, если иное не предусмотрено указанным договором либо договором между должником и новым кредитором;

если законом или договором предусмотрен обязательный досудебный порядок урегулирования спора, данный порядок считается соблюденным и в том случае, когда претензия направлена должнику первоначальным кредитором до уведомления должника о состоявшемся переходе права, а исковое заявление подано цессионарием, если иной порядок не предусмотрен законом или договором.

Теперь на «Понятном языке» для «не юристов».

В одних случаях стороны желают, чтобы кредитор получил иск к новому должнику, не теряя своего иска к старому должнику, у него будет вместо одного два иска для взыскания одного и того же долга. Это — вид солидарности, именуемый кумулятивным переводом.

Консультации(2)

После совершения сделки уже будет затруднительно, если только задним числом подписать договор о замене лиц в обязательстве или цессию.

26.01.2018 00Ответить

Марина

Было заключено соглашение о переводе долга между Поставщиком, Покупателем и Новым должником. Товар, поставленный Поставщиком, полностью был передан Новому должнику, о чем уведомлены все стороны, товарные накладные подписаны и переданы Поставщику. Новый должник товар не оплатил.
Как можно Покупателю освободиться от солидарной ответственности по оплате данного товара, если в Соглашении не было об этом ничего прописано? Спасибо!

Добавить вопрос или комментарий

У Вас появились вопросы?

Пишите в комментариях — мы быстро Вам ответим и проконсультируем!

Голосование:

Статья оказалась Вам полезной?

  • Да, спасибо!
  • У меня остались вопросы и я задам их в комментариях, жду ответа.
  • Нет

Голосовать!

Отличие суброгации, от привативного перевода долга и коммулятивного принятия долга

В силу требований норм действующего законодательства Российской Федерации, под суброгацией понимаются случаи поручительского исполнения, установленные пунктом 1 статьи 365 и подпунктом 3 пункта 1 статьи 387 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Так, согласно пункта 1 статьи 365 Гражданского кодекса Российской Федерации, при заключении договора поручительства, по которому поручитель обязуется перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части, к поручителю, исполнившему такое обязательство, переходят права кредитора по этому обязательству и права, принадлежащие кредитору как залогодержателю, в том объеме, в котором поручитель удовлетворил требования кредитора. Кроме того, согласно подпункта 3 пункта 1 статьи 387 Гражданского кодекса Российской Федерации, права кредитора по обязательству переходят к другому лицу на основании закона при наступлении указанных в нем обстоятельств: вследствие исполнения обязательства поручителем должника или не являющимся должником по этому обязательству залогодателем.

Читайте так же:  Договор мены ценных бумаг - облигация и вексель

Указанные случаи определяют понятие суброгации. В частности, при ней, на случай удовлетворения поручителем требований кредитора, к такому поручителю переходят права требования к первоначальному должнику в объеме, оплаченных им денежных средств.

Случаи коммулятивного принятия долга определены в абзаце 2 пункта 1 статьи 391 Гражданского кодекса Российской Федерации. Согласно указанной нормы права, «В обязательствах, связанных с осуществлением их сторонами предпринимательской деятельности, перевод долга может быть произведен по соглашению между кредитором и новым должником (двустороннее соглашение), согласно которому новый должник принимает на себя обязательства первоначального кредитора». При этом, согласно указанной статьи, «К новому должнику, исполнившему обязательство, связанное с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, переходят права кредитора по этому обязательству, если иное не предусмотрено соглашением между первоначальным должником и новым должником и не вытекает из существа их отношений».

Таким образом в случаи коммулятивного принятия долга, новый должник принимает на себя права кредитора, по исполненному им обязательству, по которому он вправе требовать исполнение от первоначального должника. При этом первоначальный должник не выбывает из обязательств.

Привативный перевод долга предполагает заключение между сторонами соглашение о переводе долга, при котором первоначальный должник полностью выбывает из основного обязательства, а его место занимает новый должник, который становиться обязанным перед кредитором. При этом, в отличии от коммулятивного принятия долга, при привативном принятии новый должник, в случае исполнения после привативного исполнения долга новым должником своих обязательств перед кредитором, погашает свой собственный долг. Такое погашение долга не предоставляет новому должнику, в отличии от нового должника при суброгационных переводах, право требований к первоначальному должнику.

Привативный перевод долга предполагает трехстороннее соглашение: между Кредитором, первоначальным должником и новым должником.

Случай привативного перевода долга рассмотрен в судебной практике Верховного Суда Российской Федерации — Определение Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 2017 года № (2) (дело № 2015 (официальный сайт Арбитражного суда Курской области в сети Интернет).

[2]

Согласно материалам указанного дела, Новый должник — обратилось в арбитражный суд с заявлением о включении требований в размере 10 734 923,99 руб. в реестр требований кредиторов Первоначального должника.

Определением суда первой инстанции требования Нового должника удовлетворены частично. Суд включил в третью очередь реестра в размере 9 672 001,91 руб. В удовлетворении остальной части требований отказано.

Судебной коллегией по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации отменила указанный судебный акт, обосновав его следующим:

Как установлено материалами дела, между Обществом с ограниченной ответственностью «УниверсСтройЛюкс» (арендодатель) и должником (арендатор) заключены договора аренды транспортных средств.

Впоследствие между «УниверсСтройЛюкс» (Кредитор), должником (Первоначальным должником) и (Новый должник) был заключен договор перевода долга, по условиям которого должник переводит на нового должника, а новый должник принимает на себя обязательство перед кредитором по погашению долга должника, возникшего из указанных договоров аренды.

После заключения договора перевода долга, Новый должник в полном объеме погасил свои обязательства по договору аренды, оплатив перед арендодателем долг и с указанного момента решил, что у него появилось право на обращение к первоначальному должнику за взысканием оплаченного. В следствие того факта, что Первоначальный должник находился в процедуре несостоятельности (банкротства), Новым должником было принято решение об обращении в суд с заявлением о включении в реестр требований кредиторов Первоначального должника с оплаченными им суммами Кредитору.

При этом как указал Верховный Суд Российской Федерации, суды фактически пришли к выводу что в результате такого погашения долга произошла суброгация, как это имеет место при поручительском исполнении (пункт 1 статьи 365 и подпункт 3 пункта 1 статьи 387 Гражданского кодекса Российской Федерации). Вместе с тем, по мнению Верховного Суда Российской Федерации, заключенный договор между (кредитор), должником (первоначальным должником) и ООО СтройСетьСервис» (новым должником) является соглашением о переводе долга (статья 391 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Судебной коллегией указано, что «Если сторонами не предусмотрено иное, предполагается, что при заключении подобного соглашения первоначальный должник полностью выбывает из основного обязательства, а его место занимает новый должник, который становиться обязанным перед кредитором (далее — привативный перевод долга).

[1]

В случае исполнения после привативного перевода долга новым должником своих обязательств перед кредитором погашается его собственный долг, при этом подобное исполнение в отличии от случаев поручительства или коммулятивного принятия долга (абзац 2 пункта 1 статьи 391 Гражданского кодекса Российской федерации) не предоставляет новому должнику прав требования (суброгационных или регрессных) к первоначальному должнику.

Разрешая вопрос о получении новым должником встречного предоставления при привативном переводе долга, необходимо учитывать, что исходя из презумпции возмездности договоров (пункт 3 статьи 423 Гражданского кодекса Российской Федерации) соответствующая сделка действительна и при отсутствии в ней условий о получении новым должником имущественных выгод, в том числе оплаты за принятие долга на себя. Если при привативном переводе долга отсутствует денежное представление со стороны первоначального должника и не доказано намерение нового должника одарить первоначально, презюмируется, что возмездность подобной сделки имеет иные, не связанные с денежными основания, в частности, такая возмездность, как правило, вытекает из внутригрупповых отношений первоначального и нового должников, в связи с чем в подобной ситуации не применяются правила пункта 3 статьи 424 Гражданского кодекса Российской Федерации об определении цены в денежном выражении.

Таким образом, поскольку в рассматриваемом случае имел место привативный перевод долга с полным выбытием первоначального должника (должника по делу о банкротстве) из арендных отношений, компания или новый должник не имеет требования к первоначальному должнику ни в связи с исполнением арендного обязательства, учиненного в пользу кредитора (общества „УниверсСтройЛюкс“), и ни в связи с заключением соглашением о переводе долга, поскольку из текста данного соглашения и иных обстоятельств, сопутствующих его заключению. не следует, что воля сторон была направлена на установление денежного вознаграждения за принятие чужого долга.

Читайте так же:  Когда ооо обязано создать резервный фонд

В спорной ситуации не подлежит применению и положения пункта 3 статьи 391 Гражданского кодекса Российской Федерации о солидарной ответственности первоначального и нового должников, так как названная норма относиться только к урегулированным абзацем вторым пункта 1 статьи 391 Гражданского кодекса Российской Федерации случаям вступления в долг нового должника без выбытия первоначального (коммулятивный перевод долга) по двустороннему (а не трехстороннему) соглашению нового должника с кредитором».

Исходя из вышеуказанного, Судебной коллегией по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации было принято решение об отмене Определения суда первой инстанции о включении в реестр кредиторов должника Общества с ограниченной ответственностью СтройСетьСервис».

Таким образом, дело № 2015 является одним из примеров судебной практике, когда судом рассматривается вопрос об отличии привативного перевода долга от коммулятивного перевода и суброгации.

Наличие подобной судебной практике облегчит возможность практикующим юристам и гражданам в решении конкретных вопросов и определит правильность заявления требований при обращении в суд в подобных случаях.

Шишкина И. И.
Юрист юридического бюро «АРПИ»

Пленум ВС РФ дал разъяснения по вопросам, связанным с переменой лиц в обязательстве

Пленум Верховного суда РФ принял постановление № 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки» (утв. 21.12.2017). Постановление содержит следующие подразделы:

  1. Общие положения о переходе требования на основании договора (уступке требования).
  2. Допустимость уступки требования.
  3. Уведомление должника об уступке требования.
  4. Возражения должника против требования цессионария.
  5. Перевод долга.
  6. Передача договора.
  7. Процессуальные вопросы.

В постановление вошло 35 разъяснений. Выделим следующие правовые выводы, сделанные ВС РФ:

Некоторые правовые вопросы уступки права требования и перевода долга рассмотрены в наших статьях:

Судам даны разъяснения по применению норм гражданского законодательства об уступке права требования и переводе долга в обязательствах

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ содержатся, в частности, следующие правовые позиции:

уступка требования производится на основании договора, заключенного первоначальным кредитором (цедентом) и новым кредитором (цессионарием);

Видео (кликните для воспроизведения).

договор между цедентом и цессионарием может являться договором, предусмотренным законом или иными правовыми актами, смешанным договором или договором, который не предусмотрен законом или иными правовыми актами;

договор, на основании которого производится уступка, предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа этого договора не вытекает иное (отсутствие в таком договоре условия о цене передаваемого требования само по себе не является основанием для признания его недействительным или незаключенным);

первоначальный кредитор не может уступить новому кредитору больше прав, чем имеет сам (вместе с тем на основании закона новый кредитор в силу его особого правового положения может обладать дополнительными правами, которые отсутствовали у первоначального кредитора, например правами, предусмотренными Законом РФ «О защите прав потребителей»);

если одно и то же требование уступлено разным лицам одним первоначальным кредитором (цедентом), надлежащим новым кредитором (цессионарием) считается то лицо, в отношении которого момент перехода требования наступил ранее;

уступка права, совершенная в нарушение законодательного запрета, является ничтожной (например, ничтожной является уступка прав бенефициара по независимой гарантии без одновременной уступки тому же лицу прав по основному обязательству);

при переводе долга по обязательству, связанному с осуществлением всеми его сторонами предпринимательской деятельности, либо первоначальный должник выбывает из обязательства (привативный перевод долга), либо первоначальный и новый должники отвечают перед кредитором солидарно (кумулятивный перевод долга);

стороны договора и третье лицо вправе согласовать переход всех прав и обязанностей одной из сторон договора третьему лицу (в этом случае к третьему лицу переходит комплекс прав и обязанностей по договору в целом, в том числе в отношении которых не предполагается совершение отдельной уступки или перевода долга, в частности, по отношению к третьему лицу, вступившему в договор, у кредитора сохраняется право на безакцептное списание денежных средств, если это право было предоставлено кредитору по отношению к первоначальному должнику);

согласованное в договоре первоначального кредитора с должником арбитражное соглашение (арбитражная оговорка) сохраняют силу для нового кредитора и должника, если иное не предусмотрено указанным договором либо договором между должником и новым кредитором;

если законом или договором предусмотрен обязательный досудебный порядок урегулирования спора, данный порядок считается соблюденным и в том случае, когда претензия направлена должнику первоначальным кредитором до уведомления должника о состоявшемся переходе права, а исковое заявление подано цессионарием, если иной порядок не предусмотрен законом или договором.

Привативный и кумулятивный перевод долга

Понятия привативного и кумулятивного перевода долга

Вопросам перевода долга посвящены положения § 2 гл. 24 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ). При этом привативный и кумулятивный перевод долга — относительно новые понятия для российского права и практики.

Определения терминов «привативный перевод долга» (далее — ППД) и «кумулятивный перевод долга» (далее — КПД) даны в постановлении Пленума ВС РФ «О некоторых вопросах применения положений гл. 24 ГК РФ…» от 21.12.2017 № 54 (далее — постановление № 54). Характеристика указанного документа представлена в нашем обзоре «Пленум ВС РФ дал разъяснения по вопросам, связанным с переменой лиц в обязательстве».

П. 26 постановления № 54 затрагивает рассматриваемые виды перевода долга применительно к отношениям между субъектами предпринимательской деятельности и определяет их следующим образом:

  • ППД — это ситуация, когда первоначальный должник выбывает из обязательства;
  • КПД — ситуация, когда ответственными перед кредитором являются как новый, так и первоначальный должники.

Об отдельных нюансах, связанных с переводом долга, рассказано в наших статьях:

Вопросы солидарной и субсидиарной ответственности при переводе долга

В соответствии с п. 3 ст. 391 ГК РФ солидарная ответственность названа в качестве общего правила при переводе долга между предпринимателями. Солидарная ответственность присуща КПД, что отмечено в п. 26 постановления № 54.

Также согласно п. 3 ст. 391 ГК РФ соглашение о переводе долга может предусматривать:

  • субсидиарную ответственность;
  • освобождение изначального должника от ответственности.
Читайте так же:  Обзор практики вс рф о материальной ответственности работников

О субсидиарной ответственности и ее особенностях читайте в нашем материале «Что такое субсидиарная ответственность по ГК РФ?».

ВАЖНО! Если из текста соглашения непонятно, является перевод долга ППД или КПД, то считается, что это ППД (п. 27 постановления № 54).

Применительно к ППД ВС РФ также отметил, что если в соглашении о ППД не указано на денежное предоставление от изначального должника, то действует презумпция, что возмездность имеет иные, неденежные основания (п. 19 Обзора судебной практики ВС РФ № 1 (2018), утв. Президиумом ВС РФ 28.03.2018).

Перевод долга и поручительство

Пленум ВС РФ также разъяснил, что если из соглашения между кредитором и новым должником непонятно, является этот документ КПД или соглашением о поручительстве, то предполагается, что это поручительство (п. 27 постановления № 54).

Отношения, связанные с договором поручительства, урегулированы § 5 гл. 23 ГК РФ. Согласно п. 1 ст. 361 ГК РФ поручитель обязуется полностью или частично отвечать перед кредитором другого лица по обязательствам такого лица.

Отдельные особенности поручительства раскрыты в наших статьях по ссылкам:

Итак, исходя из положений ГК РФ относительно перевода долга между предпринимателями, ВС РФ выводит такие понятия, как ППД и КПД, где первый вариант предполагает полное выбытие изначального должника из отношений, а при втором варианте прекращения обязательств оба должника (новый и изначальный) несут ответственность перед кредитором, причем она может быть как солидарной, так и субсидиарной. При неясности, является перевод ППД или КПД, сомнения трактуются в пользу ППД. Неясность же между КПД и поручительством истолковывается в пользу последнего.

Статья оказалась полезной? Подписывайтесь на наш канал RUSЮРИСТ в Яндекс.Дзен!

Привативный и кумулятивный перевод долга

Опыты цивилистического исследования

© Коллектив авторов, 2018

© Издательство «Статут», редподготовка, оформление, 2018

В руках у читателя второй выпуск «Опытов цивилистического исследования». Представленные здесь статьи написаны выпускниками юридического факультета Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова на основе дипломных работ 2017 г., подготовленных на кафедре гражданского права. Ответственные редакторы – научные руководители соответствующих дипломных проектов.

Статьи, вошедшие в сборник, посвящены актуальным проблемам российского гражданского права, которые рассматриваются с учетом зарубежного опыта.

Первый выпуск «Опытов» получил теплый прием. Убеждены, что и в настоящем издании читатель найдет немало импульсов для дальнейшей разработки обсуждаемых на его страницах вопросов.

Когда работа над сборником была почти завершена, не стало юриста, ученого и издателя Владимира Саурсеевича Ема. Памяти нашего учителя, коллеги и друга от имени всего авторского коллектива «Опытов» мы посвящаем этот выпуск.

Преподаватели кафедры гражданского права юридического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова доцент А.М. Ширвиндт и ассистент Н.Б. Щербаков

ВАС РФ – Высший Арбитражный Суд Российской Федерации

Венская конвенция – Конвенция Организации Объединенных Наций о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г.

ВС РФ – Верховный Суд Российской Федерации

ГГУ – Германское гражданское уложение

ГК РФ – Гражданский кодекс Российской Федерации

DCFR – Draft Common Frame of Reference (Проект Общей системы координат)

PECL – Principles of European Contract Law (Принципы европейского договорного права)

PICC – UNIDROIT Principles of International Commercial Contracts (Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА)

UCC – Uniform Commercial Code (Единообразный торговый кодекс США)

Гражданско-правовой режим поэтажной (жилищной) собственности: сравнительно-правовое исследование

Статья посвящена сравнительно-правовому исследованию теоретических и практических аспектов поэтажной собственности с изучением мирового и российского правового опыта. Затрагиваются основные причины появления данного института, предпосылки к его развитию.

Проводится анализ законодательного регулирования поэтажной собственности в различных юрисдикциях, рассматривается терминология, используемая для обозначения института.

Автор приходит к выводу о наличии четырех основных типов поэтажной собственности, а также низком уровне саморегулирования собственников в российском праве.

Apartment Ownership in Civil Law: Comparative Law Research

The article presents a comparative law study of theoretical and practical aspects of apartment ownership using global and Russian legal experience. The paper focuses on the main reasons for the appearance and development of this institution.

The author analyzes the existing approaches to legislative regulation of apartment ownership in various jurisdictions and considers terminology used to identify the institute.

The author comes to the conclusion that there are four main types of apartment ownership and also a low level of self-regulation of owners in the Russian law.


Все правовые системы мира[1] вынуждены решать проблему установления вещных прав (в континентальной правовой семье) или титулов (в англосаксонской) на помещения. Соответственно, каждый правопорядок, сталкиваясь с новым объектом (помещение было признано таковым относительно недавно), приспосабливает имеющиеся правовые конструкции или создает новые для потребностей повседневной жизни и оборота. Учитывая постоянно усиливающиеся процессы урбанизации, усложнение отношений оборота, удорожание городской земли и другие социально-экономические аспекты, право не может оставлять эту сферу человеческой жизнедеятельности без регулирования.

Особенно актуальна тема поэтажной собственности для отечественного правопорядка, который за годы практически полного отсутствия категорий недвижимости и вещных прав сильно отстал в научной и законодательной разработке данной проблемы. До настоящего времени законодательное регулирование и судебная практика не сделали качественного развития, оставаясь в основном на публично-правовых позициях. Не секрет, что сложившаяся система регулирования в России далека от идеальной, содержит в себе множество пробелов и противоречий.

Кроме того, до сих пор не только в России, но и в Европе институт поэтажной собственности встречает сильное догматическое сопротивление вплоть до призывов отказаться от этого эффективного способа создания права собственности на горизонтально расположенные пространства в принципе[2]. Актуализируют эту проблематику и проекты реформирования вещного права в России.

1. История возникновения и развития института поэтажной собственности до настоящего времени

1.1. Континентальные правовые системы

Первой задачей, которую необходимо решить в рамках данной статьи, является выяснение того, как, когда и зачем была придумана поэтажная собственность в различных правопорядках. Также необходимо рассмотреть эволюцию конструкции в разных социально-экономических условиях.

Заинтересовавшийся данным институтом может найти литературу на множестве языков про десятки стран, в том числе и достаточно экзотические, такие как Шри-Ланка (см., например: Edirimane A. Understanding the Concept of Condominiums: A Handbook on the Law and Practice Based on the Apartment Ownership Law of Sri Lanka. Colombo, 2006).

Читайте так же:  Заявление о государственной регистрации ип - образец

Mattei U. Basic Principles of Property Law: A Comparative Legal and Economic Introduction. Westport; London, 2000. P. 136.

Gierke O. Deutsches Privatrecht. Bd. II. Leipzig, 1905. S. 41.

Bürgerliches Gesetzbuch Deutschlands 1896. Само ГГУ не содержало норм, запрещающих создание данных прав. Однако такой запрет содержался во Вводном законе к ГГУ (EGBGB – Einführungsgesetz zum BGB). Итак, было запрещено новое создание поэтажной собственности, но оставили в силе существовавшие права.

И напротив, римское право не допускало поэтажной собственности (см.: Санфилиппо Ч. Курс римского частного права: Учебник. М., 2007. С. 219). Термин же condominium, о котором речь пойдет в англосаксонских правопорядках, представлял собой не что иное, как совместную собственность (см.: Гримм Д.Д. Лекции по догме римского права. М., 2003. С. 239). В то же время римское право говорило об insula, доходном доме в несколько этажей или комплексе таких домов, в которых проживали неимущие семьи (см.: Бартошек М. Римское право: понятия, термины, определения. М., 1989. С. 154), т. е. такие дома и помещения в них являлись предметом найма (см.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 2: Договоры о передаче имущества. М., 2000. С. 617).

Суханов Е.А. «Жилищная (этажная) собственность» в европейских правопорядках // Проблемы реформирования Гражданского кодекса России: Избранные труды 2008–2012 гг. М., 2010. С. 347–348.

Gierke O. Op. cit. S. 41. Поэтажная собственность была упразднена в Регенсбурге (1657 г.), Вюрцбурге (1722 г.), Нассау (1827 г.), Веймаре (1841 г.), Рудольштадте (1858 г.), Кобурге (1869 г.).

Gierke O. Op. cit. S. 41. Так, прусский Ландрехт не знал поэтажной собственности, но на практике подобные отношения возникали; а когда во Франкфурте-на-Майне появился запрет на поэтажную собственность, она все равно сохранялась на отдельные помещения (например, на лавки мясников).

КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ ГОРОДА СИМФЕРОПОЛЬ

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки»

Судам даны разъяснения по применению норм гражданского законодательства об уступке права требования и переводе долга в обязательствах

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ содержатся, в частности, следующие правовые позиции:

уступка требования производится на основании договора, заключенного первоначальным кредитором (цедентом) и новым кредитором (цессионарием);

договор между цедентом и цессионарием может являться договором, предусмотренным законом или иными правовыми актами, смешанным договором или договором, который не предусмотрен законом или иными правовыми актами;

договор, на основании которого производится уступка, предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа этого договора не вытекает иное (отсутствие в таком договоре условия о цене передаваемого требования само по себе не является основанием для признания его недействительным или незаключенным);

первоначальный кредитор не может уступить новому кредитору больше прав, чем имеет сам (вместе с тем на основании закона новый кредитор в силу его особого правового положения может обладать дополнительными правами, которые отсутствовали у первоначального кредитора, например правами, предусмотренными Законом РФ «О защите прав потребителей»);

если одно и то же требование уступлено разным лицам одним первоначальным кредитором (цедентом), надлежащим новым кредитором (цессионарием) считается то лицо, в отношении которого момент перехода требования наступил ранее;

уступка права, совершенная в нарушение законодательного запрета, является ничтожной (например, ничтожной является уступка прав бенефициара по независимой гарантии без одновременной уступки тому же лицу прав по основному обязательству);

при переводе долга по обязательству, связанному с осуществлением всеми его сторонами предпринимательской деятельности, либо первоначальный должник выбывает из обязательства (привативный перевод долга), либо первоначальный и новый должники отвечают перед кредитором солидарно (кумулятивный перевод долга);

стороны договора и третье лицо вправе согласовать переход всех прав и обязанностей одной из сторон договора третьему лицу (в этом случае к третьему лицу переходит комплекс прав и обязанностей по договору в целом, в том числе в отношении которых не предполагается совершение отдельной уступки или перевода долга, в частности, по отношению к третьему лицу, вступившему в договор, у кредитора сохраняется право на безакцептное списание денежных средств, если это право было предоставлено кредитору по отношению к первоначальному должнику);

согласованное в договоре первоначального кредитора с должником арбитражное соглашение (арбитражная оговорка) сохраняют силу для нового кредитора и должника, если иное не предусмотрено указанным договором либо договором между должником и новым кредитором;

Видео (кликните для воспроизведения).

если законом или договором предусмотрен обязательный досудебный порядок урегулирования спора, данный порядок считается соблюденным и в том случае, когда претензия направлена должнику первоначальным кредитором до уведомления должника о состоявшемся переходе права, а исковое заявление подано цессионарием, если иной порядок не предусмотрен законом или договором.

Источники


  1. Марченко, М.Н. Общая теория государства и права. Академический курс в 3-х томах. Том 2 / М.Н. Марченко. — М.: Зерцало, 2002. — 895 c.

  2. Басовский, Л.Е. История и методология экономической науки. Учебное пособие. Гриф МО РФ / Л.Е. Басовский. — М.: ИНФРА-М, 2017. — 773 c.

  3. Ивакина, Н.Н. Культура судебной речи / Н.Н. Ивакина. — М.: БЕК, 2017. — 334 c.
  4. Зайцев, Р. В. Признание и приведение в исполнение в России иностранных судебных актов / Р.В. Зайцев. — М.: Wolters Kluwer, 2013. — 208 c.
  5. Аношко, В. С. История и методология почвоведения / В.С. Аношко. — М.: Вышэйшая школа, 2013. — 340 c.
Привативный и кумулятивный перевод долга
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here