При регрессе к причинившему убытки арбитражному управляющему страховщик должен доказать умышленный х

Предлагаем ознакомится со статьей на тему: "При регрессе к причинившему убытки арбитражному управляющему страховщик должен доказать умышленный х" с комментариями профессионалов. В данной статье собран и систематизирован весь имеющийся материал интернета и предоставлен в удобном виде.

Страховщик не избежит ответственности за вред, причиненный арбитражным управляющим

Если арбитражный управляющий не исполнил подтвержденную судом обязанность по возмещению убытков, кредитор не лишается права обратиться с требованием о возмещении непосредственно к страховщику (постановление Президиума ВАС РФ от 21.02.2012 № 12869/11).

Арбитражный управляющий нарушил порядок очередности удовлетворения требований кредиторов, произвел необоснованные расходы и допустил иные нарушения по делу о банкротстве предприятия. В результате требования одного из конкурсных кредиторов не были удовлетворены, и он обратился в арбитражный суд с иском о возмещении убытков, причиненных действиями арбитражного управляющего. Суд удовлетворил исковые требования и взыскал с арбитражного управляющего 2 млн руб.

Имущественная ответственность арбитражного управляющего была застрахована, и кредитор обратился за возмещением убытков непосредственно к страховщику, направив письмо о добровольном исполнении обязательства по договору страхования. Размер причиненного ущерба был подтвержден судебным актом, и трудностей с получением денег кредитор не предполагал. Однако страховщик отказался выплачивать страховое возмещение, мотивируя это тем, что выгодоприобретатель (в данном случае кредитор) не имеет права обращаться за возмещением напрямую к страховщику. Кредитор посчитал, что его права и имущественные интересы нарушены, и подал иск о взыскании со страховщика 2 млн руб. в счет возмещения ущерба, нанесенного арбитражным управляющим.

Арбитражный суд удовлетворил требования кредитора и взыскал со страховщика необходимую сумму. Суд руководствовался следующим. Лицо, право которого нарушено, может требовать возмещения причиненных ему убытков (п. 1 ст. 15 ГК РФ). При наступлении страхового случая страховщик обязан возместить застрахованному или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные убытки (ст. 929 ГК РФ). Выгодоприобретатель вправе предъявить требования о возмещении вреда непосредственно страховщику, когда страхование ответственности за причинение вреда является обязательным в соответствии с требованиями закона (п. 4 ст. 931 ГК РФ). Страхование ответственности арбитражного управляющего за причинение убытков лицам, участвующим в деле о банкротстве, в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением своих обязанностей считается обязательным (п. 1 ст. 24.1 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»).

Из названного закона следует, что основными целями страхования ответственности арбитражного управляющего признаются защита имущественных прав лиц, участвующих в деле о банкротстве, и предоставление этим лицам гарантии защиты их прав. Данное обстоятельство необходимо учитывать при рассмотрении вопросов ответственности страховщика наряду с условиями договора страхования ответственности (постановление Президиума ВАС РФ от 09.07.2009 № 4/09).

Факт причинения убытков кредитору действиями арбитражного управляющего подтвержден решением другого суда. Подтвержден и размер причиненного ущерба. Страховщик не может быть освобожден от выплаты страхового возмещения, поскольку не доказал, что страховой случай наступил вследствие умысла застрахованного лица, то есть арбитражного управляющего.

Апелляция отменила решение первой инстанции, посчитав, что неправильно применены положения ст. 931 ГК РФ. Да, кредитор мог предъявить требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы непосредственно страховщику, минуя процедуру взыскания с причинителя вреда. Ведь страхование ответственности арбитражного управляющего является обязательным, что позволяет взыскивать убытки напрямую со страховой компании (п. 4 ст. 931 ГК РФ). Кредитор же первоначально обратился в суд о взыскании убытков с арбитражного управляющего, тем самым реализовав свое право на возмещение убытков. А уже потом он обратился в арбитражный суд во второй раз, понуждая страховую компанию исполнить решение суда о взыскании убытков, хотя его право на возмещение убытков было погашено. И обращение о возмещении того же вреда со страховщика не может быть удовлетворено, поскольку кредитор не доказал, что у него отсутствовала объективная возможность получить удовлетворение возмещения убытков за счет арбитражного управляющего, то есть с причинителя вреда.

Кассация поддержала решение апелляционной инстанции. Кредитора не мог устроить такой исход дела, ведь он понес материальный ущерб, что подтвердил предыдущий суд.

Мнение коллегии ВАС РФ

Тройку судей не удовлетворили доводы апелляционной и кассационной инстанций. Дело передали в Президиум ВАС РФ. Арбитры при толковании п. 4 ст. 931 ГК РФ не выявили в нем каких-либо условий, позволяющих погасить права удовлетворения имущественных требований непосредственно со страховщика. Если арбитражный управляющий не исполнил подтвержденную судом обязанность по возмещению убытков, кредитор не лишается права обратиться с требованием о возмещении непосредственно к страховщику. Таким образом, удовлетворение судом искового требования, ранее заявленного непосредственно к причинителю вреда, не является основанием для отказа в удовлетворении требований к страховщику, если причинитель вреда фактически не возместил убытки.

Итоги рассмотрения дела в ВАС РФ

Президиум ВАС РФ отменил постановления апелляции и кассации. Решение первой инстанции было оставлено без изменения. Какие именно тезисы лягут в основу мотивировочной части, станет известно после того, как будет готов полный текст постановления. Но уже сейчас очевидно, что по мнению ВАС РФ, кредитор имеет возможность обратиться к страховщику за возмещением причиненного действиями арбитражного управляющего ущерба независимо от того, обращался ли он до этого в суд за возмещением убытков к причинителю вреда.

При регрессе к причинившему убытки арбитражному управляющему страховщик должен доказать умышленный характер действий управляющего

Резолютивная часть постановления объявлена 23 октября 2017 года
Постановление изготовлено в полном объеме 26 октября 2017 года

Тринадцатый арбитражный апелляционный суд
в составе:
председательствующего Лущаева С.В.
судей Горбачевой О.В., Загараевой Л.П.
при ведении протокола судебного заседания: Николаевым И.И.

при участии:
от истца: Блинова Е.В. — доверенность от 26.12.2016;
от ответчика: не явился, извещен;

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу (регистрационный номер 13АП-24164/2017) ООО «Страховое общество «Помощь» на решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 02.08.2017 по делу № А56-22294/2017 (судья Карманова Е.О.), принятое

по иску ООО «Страховое общество «Помощь»
к Индивидуальному предпринимателю Полякову Александру Васильевичу
о взыскании

Решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 02.08.2017 по делу № А56-22294/2017 оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.
Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Северо-Западного округа в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

Читайте так же:  Образец поручения об исполнении обязательства третьим лицом

Понятия регресса и регрессного требования в ГК РФ

Право регресса в гражданском праве: общие положения

Регресс в гражданском праве — это в общем виде обратное требование лица, уплатившего определенную сумму, к другому обязанному лицу. В Гражданском кодексе РФ (далее — ГК РФ) регрессное требование затрагивается, в частности, в следующих положениях:

  • Регрессное требование характеризуется тем, что срок исковой давности по нему исчисляется с момента исполнения основного обязательства (п. 3 ст. 200 ГК РФ).
  • Если имеет место солидарное обязательство, то лицо, исполнившее его, может заявить регрессное требование к остальным должникам. При этом их доли будут равными, а доля самого заявителя вычитается (подп. 1 п. 2 ст. 324 ГК РФ).
  • Регрессное требование может заявить поручитель, который исполнил обязательство, — к нему переходят права кредитора (п. 1 ст. 365 ГК РФ).
  • По ГК РФ регресс поручителя к должнику также возможен, если должник сам выполнил обязательство, но не известил об этом поручителя (п. 2 ст. 366 ГК РФ).
  • В отношениях субсидиарной ответственности субсидиарный ответчик обязан известить должника о предъявлении к нему требований кредитором. В противном случае уже должник сможет заявить к нему регрессные требования и возражения, которые были у этого лица по отношению к кредитору (п. 3 ст. 399 ГК РФ).

Порядок осуществления права регресса в Гражданском кодексе по обязательствам из причинения вреда

В нормах ГК РФ о причинении вреда особо выделяются случаи возможного права регрессного требования к причинителю, которым посвящена ст. 1081 ГК РФ. Порядок регресса в Гражданском кодексе в таких ситуациях характеризуется следующим:

  • Если лицо выплатило возмещение за вред, причиненный его работником или лицом, управляющим транспортом, оно может взыскать возмещение (по общему правилу — в том же размере) с непосредственного причинителя (п. 1 ст. 1081 ГК РФ).
  • Если вред причинен совместно, но возмещен одним из причинителей, он может взыскать с остальных лиц возмещение в порядке регресса пропорционально их вине или, если подобное соотношение установить проблематично, в равных долях (п. 2 ст. 1081 ГК РФ).
  • Публичные образования могут взыскать возмещение с госорганов и должностных лиц, если по их вине произошло причинение вреда. Указанное касается также случаев взыскания возмещения по решениям Европейского суда по правам человека (пп. 3, 3.1 ст. 1081 ГК РФ).
  • Иногда возмещение невозможно, например, если с регрессными требованиями обратились лица, лишенные родительских прав, а вред причинен их детьми в течение 3 лет после лишения прав и обусловлен ненадлежащим исполнением родительских обязанностей (ст. 1075, п. 4 ст. 1081 ГК РФ).

Подробнее об обязательствах из причинения вреда рассказано в наших статьях:

Право регресса в вексельных отношениях

Применительно к вексельным отношениям высшими судебными органами в п. 21 постановления «О некоторых вопросах практики…» от 04.12.2000 Пленума ВС РФ № 33, Пленума ВАС РФ № 14 отмечено, что указанные отношения могут быть двух типов:

  • отношения с обязательствами прямых должников;
  • отношения с обязательствами в порядке регресса.

По первой группе отношений должниками являются векселедатель (при простом векселе) и акцептант (при переводном векселе), а основание требований — сам вексель. Применительно ко второй группе обязательства возникают исходя из наличия протеста в неплатеже или ином нарушении в обороте векселя.

Об отдельных нюансах правового регулирования отношений, связанных с векселями, читайте в наших статьях:

Право регресса по законодательству о хозяйственных партнерствах

Также гражданское законодательство регулирует вопросы регрессных требований применительно к деятельности хозяйственных партнерств. Согласно ч. 1 ст. 2 закона «О хозяйственных партнерствах» от 03.11.2012 № 380-ФЗ (далее — закон № 380-ФЗ) хозпартнерство — это созданная для извлечения прибыли организация, управление деятельностью которой осуществляется ее участниками и иными лицами на основании соответствующего соглашения.

[1]

Ч. 4 ст. 3 закона № 380-ФЗ предусматривает ситуации, когда участники хозпартнерства исполняют обязательства партнерства и получают права регресса к партнерству в размере произведенного возмещения.

Подробнее о партнерствах — в наших статьях:

Итак, в соответствии с положениями ГК РФ и иных актов, регулирующих гражданско-правовые отношения, право регресса предполагает обратное требование лица, осуществившее выплату, к другому обязанному субъекту. Оно возникает, например, если сотрудник причинил вред, а организация, где он работает, его возместила, и в иных ситуациях, рассмотренных в настоящей статье.

Статья оказалась полезной? Подписывайтесь на наш канал RUSЮРИСТ в Яндекс.Дзен!

Экономколлегия ВС защитила конкурсного управляющего от страховой компании

В каких случаях страховая компания может предъявить конкурсному управляющему регрессный иск? Ответ дал Верховный суд.

Елена Кондратьева* работала помощником генерального директора ЗАО «Мостостроительное управление» и была уволена в связи с ликвидацией предприятия. Конкурсный управляющий ЗАО «Мостостроительное управление» Андрей Блинов* при увольнении не выплатил ей причитающуюся заработную плату и денежную компенсацию за неиспользованный отпуск. Блинов также вернул залоговому кредитору – ООО «Стройресурс» – излишне уплаченные 29 034 489 руб., которые были получены ранее в порядке исполнения обязательств при оставлении залогового имущества. Вместе с тем на момент возврата денег залоговому кредитору у должника имелась задолженность по заработной плате в размере 21 476 000 руб., в том числе подтвержденная судебными актами на сумму 4 198 000 руб., в том числе перед Кондратьевой.

Ответственность арбитражного управляющего Блинова была застрахована в АО «ВСК». Согласно п. 3.1 договора, страховым случаем является подтвержденное вступившим в законную силу решением суда наступление ответственности страхователя перед участвующими в деле о банкротстве лицами или иными лицами в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением страхователем возложенных на него обязанностей.

Суд установил, что Блинов нарушил порядок распределения денег от продажи имущества, находящегося в залоге, что повлекло убытки Кондратьевой (п. 2 ст. 138 закона о банкротстве).

Кондратьева обратилась в САО «ВСК» с заявлением о страховой выплате и получила 239 997 руб. САО «ВСК», полагая, что в связи с выплатой страхового возмещения у него возникло право на возмещение убытков в порядке регресса за счет арбитражного управляющего, обратилось в суд. Решением Арбитражного суда Республики Башкортостан иск удовлетворен. Постановлением 18-го арбитражного апелляционного суда решение суда первой инстанции оставлено без изменения. Арбитражный суд Уральского округа подтвердил законность указанных судебных актов. При этом суды исходили из того, что факт ненадлежащего исполнения обязанностей конкурсного управляющего уже был установлен вступившим в силу решением суда. Арбитражный управляющий как профессиональный участник в деле о банкротстве не мог не осознавать противоправный характер своих действий, направленных вопреки требованиям закона.

Читайте так же:  Упд - что это такое в бухгалтерии, расшифровка

Блинов обратился в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС с кассационной жалобой на принятые по делу судебные акты. Он ссылался на отсутствие правовых оснований для взыскания с него убытков в порядке регресса. По мнению Блинова, в его действиях отсутствует умысел на причинение вреда кредиторам при совершении действий, связанных с возвратом денег, полученных от реализации предмета залога. ВС пришел к выводу, что суды не установили наличие умысла арбитражного управляющего в наступлении страхового случая. Доказательств, свидетельствующих об умышленных действиях Блинова, направленных на наступление страхового случая, страховой компанией в материалы дела не представлено. Поэтому ВС отменил все решения нижестоящих судов и отказал в удовлетворении иска ВАО «ВСК» о взыскании с Блинова 239 997 руб. (№ 309-ЭС17-6744).

* имя и фамилия изменены редакцией

ВС решил спор по страхованию арбитражного управляющего

Арбитражный управляющий, чья ответственность была застрахована в «Югории», причинил агропредприятию убытки на 401 тыс. р. Страховщик произвел выплату в счет возмещения убытков, а затем решил взыскать эту сумму по регрессу. Верховный суд РФ пришел к выводу, что судами не был доказан умысел управляющего и отправил дело на пересмотр.

В период исполнения обязанностей арбитражного управляющего в сельскохозяйственном производственном кооперативе «Колхоз им. Свердлова» предприниматель страховал свою ответственность в «Югории». В процессе осуществления управления предприниматель своими неправомерными действиями причинил должнику убытки на сумму 401 тыс. р. и был отстранен от исполнения обязанностей арбитражного управляющего. Причинение убытков признано страховым случаем и выплата была взыскана с «Югории» решением арбитражного суда.

Законом о банкротстве предусмотрены случаи, при которых страховщик имеет право предъявить регрессное требование к причинившему убытки арбитражному управляющему, риск ответственности которого застрахован. В частности, таким случаем является причинение убытков вследствие умышленных действий или бездействия арбитражного управляющего. Считая действия предпринимателя по причинению убытков должнику подпадающими под названные законом случаи, «Югория» обратилась в арбитражный суд с регрессным иском.

В данном деле спорным явился вопрос о том, какие признаки подтверждают наличие в действиях предпринимателя, повлекших возмещенные страховой компанией убытки должника, условий для возложения их страховщиком на предпринимателя в регрессном порядке, отмечает Верховный суд в своем определении. На умышленное причинение убытков страховая компания ссылалась при рассмотрении иска о взыскании страхового возмещения и этот вопрос обсуждался судом, признавшим непредставление страховщиком документальных доказательств умысла. Суды, признав преюдициальное значение ранее установленных судами обстоятельств, неправомерно освободили страховую компанию от бремени доказывания необходимых для регресса условий.

«Такая позиция не может признаваться правильной, поскольку приводит к недопустимому приданию одним и тем же обстоятельствам взаимоисключающих правовых последствий – возникновение вследствие неправомерных действий арбитражного управляющего обязанности застраховавшего ответственность страховщика выплатить страховое возмещение и наступление в связи с этими же действиями обязанности арбитражного управляющего возместить страховщику в порядке регресса расходы на страховую выплату», ‒ говорится в определении Верховного суда.

Таким образом, суды констатировали умышленное причинение предпринимателем возмещенных страховой компанией убытков и возложили их на предпринимателя при недоказанности необходимых условий для регресса. Обжалуемые судебные акты подлежат отмене, пришел к выводу Верховный суд РФ.

Регресс арбитражный управляющий

Арбитражный управляющий, ответственность которого была застрахована в страховой компании «___», причинил предприятию-должнику убытки на 000 тыс. р. Страховщик произвел выплату в счет возмещения убытков, а затем решил взыскать эту сумму по регрессу. Правомерны ли действия страховщика?

ФЗ о банкротстве указаны случаи, при которых страховщик имеет право предъявить регрессное требование к причинившему убытки арбитражному управляющему, риск ответственности которого застрахован.

Одним из таких случаев является причинение убытков вследствие умышленных действий или бездействия арбитражного управляющего.

Доказать умысел в действиях или бездействиях управляющего должен страховщик.

Иная позиция не может признаваться правильной, поскольку приводит к недопустимому приданию одним и тем же обстоятельствам взаимоисключающих правовых последствий – возникновение вследствие неправомерных действий арбитражного управляющего обязанности застраховавшего ответственность страховщика выплатить страховое возмещение и наступление в связи с этими же действиями обязанности арбитражного управляющего возместить страховщику в порядке регресса расходы на страховую выплату

Если СК не предоставит суду документальные доказательства умысла в дейтвиях управляющего, направленного на причинение должнику убытков, заявленные СК регрессные требования не будут признаны судом.

ВС РФ: пересмотрел дело о взыскании с АУ убытков в пользу страховой компании

Верховный Суд РФ пересмотрел дело о взыскании с арбитражного управляющего убытков в порядке регресса в пользу страховой компании

В свое время Екатерина II сказала – «Управлять — значит предвидеть».

Арбитражный управляющий в силу общей нормы Закона о банкротстве должен действовать добросовестно и разумно. Однако, на практике одни или схожие обстоятельства совершенные арбитражным управляющим в период осуществления обязанностей, оцениваемые Судами через призму добросовестности и разумности, приводят к принятию противоположных судебных актов.

Так, Судами по заявлению страховой компании с арбитражного управляющего были взысканы убытки в порядке регресса выплаченные страховой компанией в пользу управляемого арбитражным управляющим должника (банкрота).

Суды трех инстанций взыскивая убытки указали, что все обстоятельства имеющие значения для рассматриваемого дела установлены ранее принятыми судебными актами, имеющими преюдициальное значение, а именно факт неправомерных действий установлен определением Суда о взыскании убытков и отстранения арбитражного управляющего, взысканная сумма выплачена страховой компанией в пользу управляемого должника.

Однако, Верховный Суд РФ пересматривая дело не согласился с таким толкованием норм материального права (Определение ВС РФ от 09.06.2017 года № 304-ЭС17-1542).

Отменяя судебные акты и направляя дело на новое рассмотрение ВС РФ указал, в силу закона арбитражному управляющему вменено заключение отвечающего определенным требованиям договора обязательного страхования ответственности (пункт 3 статьи 20, статья 24.1 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Пунктом 9 статьи 24.1 Закона о банкротстве предусмотрены случаи, при которых страховщик имеет право предъявить регрессное требование к причинившему убытки арбитражному управляющему, риск ответственности которого застрахован по договору обязательного страхования ответственности арбитражного управляющего, в размере произведенной страховой выплаты, составляющие в том числе причинение убытков вследствие:
-умышленных действий или бездействия арбитражного управляющего, выразившихся в нарушении им требований этого Федерального закона, других федеральных законов или иных нормативных правовых актов Российской Федерации либо федеральных стандартов или стандартов и правил профессиональной деятельности;
-незаконного получения арбитражным управляющим любых материальных выгод (доходов, вознаграждений) в процессе осуществления возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве, в том числе в результате использования информации, ставшей ему известной в результате осуществления деятельности в качестве арбитражного управляющего.

Читайте так же:  Как правильно писать врио и ио в документах

ВС РФ указал, что иск страховой компании направлен на сложение с себя обязанности по компенсации убытков и возложение их возмещения на арбитражного управляющего. Для переложения на страхователя в порядке регресса расходов на произведенную страховую выплату в пункте 9 статьи 24.1 Закона о банкротстве используется тот же критерий, по которому в силу общих норм гражданского законодательства (пункт 1 статьи 963 Гражданского кодекса Российской Федерации) страховщик при наступившем страховом случае освобождается от выплаты страхового возмещения – умышленный характер действий, заведомая направленность действий на извлечение собственной выгоды.

Судебные акты были отменены дело направлено на новое рассмотрение.

Видео (кликните для воспроизведения).

Адвокат Коллегии «Терновцов и партнеры»
Терновцов Александр

Верховный суд спас арбитражного управляющего от регрессного иска

Страховая компания взыскивала с арбитражного управляющего убытки в порядке регресса. Три инстанции поддержали страховщика. Верховный суд встал на защиту арбитражного управляющего.

Компания в судебном порядке взыскала убытки с арбитражного управляющего в размере 227 000 рублей. По мнению компании, управляющий необоснованно привлек третьих лиц для обеспечения его деятельности как конкурсного управляющего. Поскольку ответственность арбитражного управляющего была застрахована, требуемую сумму выплатила страховая компания. Однако страховщик решил, что в связи с выплатой страховой суммы у него возникло право на возмещение убытков в порядке регресса, и обратился в суд.

Три инстанции требования страховой компании удовлетворили. Суды посчитали, что неправомерность действий арбитражного управляющего была доказана в ранее рассмотренных делах, в которых взысканы убытки и ответчик отстранен от исполнения обязанностей арбитражного управляющего.

Верховный суд РФ решение нижестоящих судов отменил, в удовлетворении требований страховщика отказал. Суд указал, что необходимое для взыскания убытков нарушение арбитражным управляющим Закона о банкротстве в целях применения регресса не может быть сочтено умышленным только по мотиву презюмируемого осознания управляющим в силу профессиональной принадлежности противоправного характера нарушения без подтверждения заведомой противоправности совершенных действий.

Для применения правила о регрессе страховая компания должна была обосновать наличие в действиях ответчика признаков заведомой противоправности, направленности на извлечение собственной выгоды. Страховщик обстоятельства не доказал. Удовлетворение регрессного иска в отсутствие доказанных для регресса условий приводит к тому, что обязательное страхование ответственности арбитражных управляющих утрачивает свои функции и становится не реализуемым. Это нарушает права арбитражного управляющего.

При регрессе к причинившему убытки арбитражному управляющему страховщик должен доказать умышленный характер действий управляющего

В Общество (ЗАО) был назначен арбитражный управляющий. В соответствии с законом управляющий страховал свою ответственность в страховом обществе. В процессе управления деятельностью должника управляющий своими неправомерными действиями причинил должнику убытки. ЗАО подало иск в арбитражный суд. Суд в решении о взыскании убытков подтвердил наступление ответственности арбитражного управляющего, что являлось страховым случаем по договору обязательного страхования его ответственности (п.5 ст.24.1 закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности…»).

Страховщик выплатил страховое возмещение ЗАО. Далее страховщик обратился в арбитражный суд с регрессным иском к управляющему. Арбитражный суд 1-ой инстанции удовлетворил иск. С этим решением согласились апелляционная и кассационная инстанции. Дело было рассмотрено в Верховном суде РФ.

Для справки: Страховщик имеет право регресса к причинившему убытки арбитражному управляющему, на основании договора страхования его риска ответственности, если убытки причинены вследствие:

  • умышленных неправомерных действий или бездействия управляющего;
  • либо незаконного получения управляющим любых материальных выгод при осуществлении своих обязанностей в деле о банкротстве.

ВС РФ указал (определение от 09.06.2017 № 304-ЭС17-1542), что страховое общество обосновывало регрессное требование осознанным в силу профессионального участия в процедурах банкротства виновным нарушением арбитражным управляющим закона 127-ФЗ, установленным ранее судами при взыскании с ответчика убытков и отстранении его от исполнения обязанностей за совершение повлекших убытки действий. Но страховщик в регрессном иске должен доказать умышленный характер действий управляющего, заведомую направленность его действий на извлечение собственной выгоды.

Между тем по спору о взыскании с арбитражного управляющего убытков суд установил:

  • совершение ответчиком неправомерных действий,
  • причинно-следственную связь между такими действиями и возникшими убытками,
  • размер убытков

– условия, необходимые для взыскания убытков в качестве гражданско-правовой ответственности за неправомерные действия. Получение управляющим какой-либо выгоды из установленных судом обстоятельств не усматривается. ВС решения нижестоящих инстанций отменил и в иске отказал.

Арбитражному управляющему удалось избежать регрессного иска в Верховном суде

Верховный суд встал на сторону управляющего в споре о регрессном взыскании убытков, несмотря на то, что ранее суды установили его заведомо противоправные действия в отношении компании-должника.

Экономколлегия ВС рассмотрела дело № А07-24002/2015, в котором страховая компания «Югория» взыскивала 2,5 млн руб. убытков в порядке регресса с арбитражного управляющего Рустема Кильдиярова. С ним у «Югории» был заключен договор страхования ответственности управляющего. Кильдияров в 2011 году занимался банкротством «СУ № 106 при Спецстрое России» (№ А40-122993/2010), но в 2012 году его отстранили от работы. Новый конкурсный управляющий компании-должника подал иск к Кильдиярову и «Югории» о взыскании солидарно убытков. Требования были мотивированы неправомерными действиями Кильдиярова, который без необходимости привлек тертьих лиц, заплатив им за услуги 2,5 млн руб. АСГМ эти требования удовлетворил, апелляция его поддержала, однако кассация отменила постановление нижестоящих судов о солидарном взыскании убытков (№ А40-122993/2010).

Кильдияров эту сумму возместил единолично и подал претензию о выплате страхового возмещения в размере убытков. АС Башкортостана взыскал в пользу управляющего с «Югории» 2,5 млн руб. (№ А07-26635/2014), апелляция это решение поддержала. Позже «Югория», ссылаясь на то, что управляющий причинил убытки компании-банкроту в результате своих умышленных действий, подала иск в суд с требованием взыскать с него 2,5 млн руб. в порядке регресса.

Суд первой инстанции требования страховой компании удовлетворил, апелляция и кассация это решение поддержали. Суды отметили, что Кильдияров, являясь профессиональным участником в деле о банкротстве, осознавал противоправный характер своих действий и предвидел последствия. Управляющий подал жалобу в ВС, указав, что суды не исследовали в полной мере его вину, а также то, страховщики могут требовать регрессивного возмещения только тогда, когда возмещают убытки потерпевшим напрямую, чего в этом случае сделано не было. Сегодня ВС решение судов нижестоящих инстанций отменил и отказал страховой компании в требованиях.

ВС сформулировал правила взыскания убытков с арбитражных управляющих

Москва. 2 ноября. INTERFAX.RU — Желание Сбербанка наказать арбитражных управляющих за оставшиеся в силе сомнительные сделки дало возможность Верховному суду сказать новое слово в толковании законодательства о банкротстве. Он дал подробные указания, как следует рассматривать дела об убытках, причиненных управляющими.

Читайте так же:  Взыскание текущих платежей в конкурсном производстве

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ опубликовала мотивы своего решения по делу «Сбербанк против арбитражных управляющих Богинской и Прохоренко». «Хочется просто поаплодировать Верховному суду за это определение», — заявил «Интерфаксу» старший юрист BGP Litigation Илья Сорокин. По его словам, ВС затронул в этом документе много нюансов правоприменения: и исчисление сроков исковой давности, и обоснование размера убытков, и распределение ответственности за совместно причиненный вред, и преюдициальную силу судебных актов по обособленным смежным делам, и механизм удовлетворения требований конкурсных кредиторов, и правила распределения денежных средств.

«Это дело отражает текущий подход ВС РФ к детальному рассмотрению споров с участием арбитражных управляющих. Он как бы намекает судам первых трех инстанций, что пора прекратить заниматься судейской профанацией и вспомнить о реальных задачах судопроизводства», — говорит И.Сорокин. Мнение о большом значении этого дела для судебной практики разделяет адвокат инвестиционной компании А1 Кирилл Ермоленко. «Нечасто встречаются ситуации, когда ВС подвергает критике все судебные акты нижестоящих инстанций. Теперь предстоит начать дело фактически с чистого листа, но уже с учетом подробных указаний», — сказал он «Интерфаксу».

Распределение взысканного

Ключевой проблемой в рамках этого спора, по мнению старшего юриста адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Юлии Бобровой, является определение того, в чью пользу взыскиваются убытки. Сбербанк требовал себе с конкурсных управляющих ООО «Агис Сталь» Лидии Богинской и Анны Прохоренко солидарно 65 млн рублей из-за того, что они своевременно не оспорили продажу 51% акций ЗАО «Муромэнергомаш». Эта сделка была сомнительной: пакет ушел за 4,54 млн рублей, хотя ООО «ФинЭкспертиза-Оценка» оценивало его стоимость в 1,127 млрд рублей (следующий конкурсный управляющий все-таки опротестовал ее, но ему отказали из-за пропуска исковой давности — ИФ).

Арбитражный суд Москвы удовлетворил иск, но судьи ВС указали, что тут первая инстанция поступила неверно. «Взыскав в пользу банка убытки без учета его доли в общей сумме требований кредиторов третьей очереди, суд неправильно применил нормы права», — говорится в определении.

Сбербанк не мог получить всю сумму убытков, следует из определения, а только часть, соответствующую его доле в общем размере долга. Расчеты с кредиторами производятся исходя из принципов очередности и пропорциональности удовлетворения требований, отмечает руководитель юридического отдела юридического бюро «Падва и Эпштейн» Татьяна Манакова. Об этом говорится в обзоре судебной практики ВС РФ № 1 (2017), напоминает она.

У судов было два варианта действий. «Взыскать всю сумму убытков в пользу должника, и тогда поступившая в конкурсную массу сумма была бы распределена пропорционально между всеми кредиторами действующим конкурсным управляющим, или же, в случае взыскания убытков в пользу конкурсного кредитора-заявителя, суд должен был самостоятельно определить размер суммы убытков такого кредитора, исходя из соотношения размера его требования по отношению к реестру кредиторов», — сказала Ю.Боброва.

Активная роль суда

Принятое в пользу Сбербанка решение не устояло в вышестоящих инстанциях. Девятый арбитражный апелляционный суд не увидел причинно-следственной связи между действиями управляющих и фактом причинения убытков в заявленном размере. Арбитражный суд Московского округа согласился с апелляцией.

Здесь апелляция и кассация допустили ошибку, следует из определения ВС. «Закон не позволяет суду отказать в удовлетворении требования кредитора о возмещении убытков, причиненных неисполнением обязательства, только на том основании, что размер убытков не может быть установлен с разумной степенью достоверности», — говорится в документе. В этом случае суд обязан определить размер подлежащих возмещению убытков с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципов справедливости и соразмерности, указали судьи ВС.

Суды часто отказывают в удовлетворении претензий к арбитражным управляющим в полном объеме из-за сложности доказывания размера убытков, констатирует управляющий партнер адвокатского бюро «Деловой фарватер» Роман Терехин. «Возможно, данное разъяснение станет причиной сокращения процента отказов на данном основании», — предполагает он.

Суд и вероятность

То, что спорные сделки не были признаны недействительными, не является препятствием для рассмотрения вопроса об убытках, следует из определения ВС. В нем говорится, что надо было «установить вероятность признания спорных сделок недействительными и возможные последствия, в том числе размер денежных средств, который подлежал бы возвращению в конкурсную массу». К.Ермоленко называет это положение документа «наиболее примечательным».

Тезис о том, что отсутствие судебного акта [о недействительности сделок — ИФ] не препятствует судам оценивать вероятностные судебные перспективы, является относительно новым в практике оценки правомерности действий арбитражных управляющих, отмечает И.Сорокин. Ранее, по его словам, такой подход встречался не так часто и преимущественно в судах первой и апелляционной инстанций.

Регрессные требования страховщика к арбитражному управляющему подлежат удовлетворению, если действия управляющего были умышленными

Определением суда первой инстанции, вынесенным в рамках дела о банкротстве общества, внешний управляющий отстранен от исполнения своих обязанностей.

Впоследствии вступившим в законную силу решением суда первой инстанции с арбитражного управляющего в пользу общества взысканы убытки, в том числе безосновательно полученное арбитражным управляющим вознаграждение и непроизводственные потери, образовавшиеся вследствие ненадлежащего исполнения обязанностей внешнего управляющего.

Страховое общество, в котором была застрахована ответственность арбитражного управляющего, констатировав наступление страхового случая, возместило убытки обществу в полном размере.

Сославшись на то, что убытки причинены обществу в результате противоправных действий (бездействия) арбитражного управляющего, страховое общество обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании с управляющего выплаченного страхового возмещения в порядке регресса.

Решением суда первой инстанции исковые требования удовлетворены.

Постановлением суда апелляционной инстанции, оставленным без изменения постановлением арбитражного суда округа, решение суда первой инстанции отменено, в удовлетворении исковых требований отказано.

Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации отменила постановления суда апелляционной инстанции и арбитражного суда округа в части отказа во взыскании суммы безосновательно полученного вознаграждения по следующим основаниям.

Пунктом 9 ст. 241 Закона о банкротстве предусмотрены случаи, при наличии которых подлежит удовлетворению регрессное требование страховщика к причинившему убытки арбитражному управляющему.

Само по себе нарушение арбитражным управляющим, являющимся профессиональным участником отношений, связанных с банкротством, обязанности действовать добросовестно и разумно в интересах должника и кредиторов (п. 4 ст. 203 Закона о банкротстве) не свидетельствует о наличии в его действиях вины в форме умысла.

Один лишь факт нарушения управляющим положений законодательства о банкротстве не являлся достаточным основанием для удовлетворения регрессного требования страхового общества. Нарушение названного стандарта поведения может быть проявлением грубой неосторожности. При рассмотрении спора о взыскании убытков с арбитражного управляющего в пользу общества форма вины управляющего не устанавливалась как не имеющая правового значения для правильного разрешения вопроса о привлечении управляющего к ответственности в виде возмещения убытков.

Бремя доказывания умысла в действиях страхователя лежит на страховщике (ст. 65 АПК РФ).

[2]

Обстоятельства, указывающие на наличие умысла в действиях (бездействии) арбитражного управляющего, приведших к образованию на стороне должника непроизводственных потерь, страховым обществом не доказаны. Арбитражный управляющий был отстранен за нарушения, не связанные с образованием непроизводственных потерь.

Читайте так же:  Основания и порядок признания завещания недействительным

Вместе с тем согласно вступившему в законную силу решению арбитражного суда по другому делу часть убытков на стороне общества образовалась вследствие выплаты данной суммы из конкурсной массы самому арбитражному управляющему в качестве вознаграждения, которое ему не причиталось ввиду ненадлежащего исполнения возложенных на управляющего обязанностей.

Незаконно полученная страхователем за счет должника денежная выгода, возмещенная должнику страховщиком, в силу прямого указания п. 9 ст. 241 Закона о банкротстве подлежала взысканию в порядке регресса.

п. 21 «Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 5 (2017)» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 27.12.2017).

Разница между регрессом и суброгацией

Отличия регресса и суброгации

Для уяснения, в чем между суброгацией и регрессом разница, начнем с примеров в Гражданском кодексе РФ (далее — ГК РФ):

  • регресс — право обратного требования лица, возместившего вред, к его причинителю (например, к работнику, причинившему вред при исполнении своей трудовой функции, п. 1 ст. 1081 ГК РФ);
  • суброгация — переход прав кредитора по обязательству к другому лицу, а именно переход к страховщику прав кредитора к должнику, по причине действий которого произошел страховой случай (подп. 4 п. 1 ст. 387 ГК РФ).

Оба случая направлены на реализацию принципа исключения неосновательного обогащения, то есть на то, чтобы не допустить ситуации, когда за лицо, причинившее вред, платит другое лицо, а оно необоснованно исключается из числа обязанных субъектов.

Вместе с тем разница между суброгацией и регрессом в том, что право регресса возникает как таковое в момент удовлетворения требований кредитора лицом, не являющимся причинителем вреда, а права лица, удовлетворившего требования кредитора, в случае суброгации — это не новые права, а перешедшие к нему права кредитора, в связи с чем суброгация — пример перемены лиц в обязательстве.

В доктрине есть точка зрения, что отличия регресса и суброгации в том, что:

  • суброгация — это частный случай регресса;
  • суброгация — новация ГК РФ, а понятие регресса было и ранее.

Чем отличается регресс от суброгации и цессии

При разрешении вопроса о том, чем отличается регресс от суброгации, нередко встает проблема их отграничения от другой смежной категории — цессии. Под цессией, согласно ст. 388 ГК РФ, понимается уступка права требования.

Цессию и суброгацию объединяет то, что оба эти института являются видами перехода прав кредитора к другому лицу. Вместе с тем их отличие заключается в том, что суброгация — это один из видов перехода прав кредитора к третьему лицу на основании закона (ст. 387 ГК РФ), а цессия — это уступка требования, допускающаяся, если она не вступает в противоречие с требованиями законодательства (п. 1 ст. 388 ГК РФ).

При этом согласно п. 2 ст. 387 ГК РФ отношения по замене кредитора в силу закона могут по общему правилу регулироваться и положениями о цессии. Об уступке права требования читайте также в нашей статье «Уступка права требования и перевод долга между юридическими лицами».

Несмотря на то, что разница между регрессом и суброгацией гораздо более значительна, чем между суброгацией и цессией, у этих категорий остается много общего, и нередко суды дают разъяснения по вопросам практики, связанной с ними, единым блоком, как в разделе «Цессия, суброгация, регресс» постановления Пленума ВС РФ «О применении судами законодательства об ОСАГО» от 26.12.2017 № 58 (далее — постановление № 58), которое будет рассмотрено в одном из следующих разделов нашей статьи.

Разница между регрессом и суброгацией простыми словами

Исходя из вышеизложенного, отметим, что отличие суброгации от регресса простыми словами может быть выражено следующим образом. При суброгации происходит замена кредитора, а при регрессе возникает абсолютно новое право, которого раньше не было.

Нередко разграничение рассматриваемых понятий приводится в судебной практике. Так, в постановлении 17-го ААС от 26.07.2017 № 17АП-7590/2017-АК по делу № А60-6971/2017 приведены такие отличия:

  • при регрессе возникает новое обязательство и не происходит перемены лиц в обязательствах;
  • регресс исключает применение гл. 24 ГК РФ и ст. 965 ГК РФ;
  • регресс возникает из деликта (из причинения вреда), а суброгация — из договора (страховые отношения);
  • при регрессе помимо отношений между должником — причинителем вреда и кредитором-потерпевшим возникают отношения между должником — лицом, ответственным за убытки, и кредитором — лицом, возместившим убытки.

На нашем сайте вы найдете также объяснение простыми словами и иных терминов. В частности, в статьях:

Таблица соотношения регресса и суброгации

Видео (кликните для воспроизведения).

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Для обобщения различных позиций относительно соотношения регресса и суброгации приведем таблицу отличий этих понятий.

Источники


  1. Венгеров, А. Б. Теория государства и права / А.Б. Венгеров. — М.: Новый Юрист, 1998. — 624 c.

  2. Мурадьян, Э. М. Ходатайства, заявления и жалобы (обращения в суд) / Э.М. Мурадьян. — М.: Юридический центр Пресс, 2015. — 446 c.

  3. Правоведение для сельскохозяйственных и ветеринарных вузов. Учебник. — М.: Юрайт, 2015. — 524 c.
  4. Зайков, Д.Е.; Звягинцев, М.Г. 100 распространенных вопросов по оформлению земли; Издательский дом Ра’, 2011. — 192 c.
  5. Ло, Реймонд Фен-Шуй и анализ судьбы; София, 2011. — 224 c.
При регрессе к причинившему убытки арбитражному управляющему страховщик должен доказать умышленный х
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here