Опубликован обзор практики применения правил о независимой гарантии

Предлагаем ознакомится со статьей на тему: "Опубликован обзор практики применения правил о независимой гарантии" с комментариями профессионалов. В данной статье собран и систематизирован весь имеющийся материал интернета и предоставлен в удобном виде.

Независимая гарантия: обзор судебной практики ВС РФ

belchonock / Depositphotos.com

Президиум Верховного Суда Российской Федерации обобщил практику разрешения споров, связанных с применением законодательства о независимой гарантии (Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением законодательства о независимой гарантии (утв. Президиумом ВC РФ 5 июня 2019 г.).

В Обзор включено 17 правовых позиций ВС РФ, среди которых отметим следующие выводы:

Арбитражным судом Северо-Кавказского округа обобщена практика применения законодательства о независимой гарантии

В обзоре приведены, в частности, следующие выводы:

бенефициар должен представить гаранту расчет неустойки и убытков, если это предусмотрено условиями независимой гарантии;

наличие спора между бенефициаром и принципалом о размере нарушенных последним обязательств не является достаточным основанием для вывода о злоупотреблении бенефициаром своим правом на получение выплаты по банковской гарантии;

если банковская гарантия выдавалась со ссылкой не на договор, а на дополнительное соглашение к нему и не была ограничена условием обеспечения исполнения только части обязательств, сумма неустойки, предусмотренная договором, подлежит выплате гарантом, так как дополнительное соглашение является частью договора и содержит отсылку к сохраняющимся обязанностям по первоначальному соглашению;

бенефициар по общему правилу не должен доказывать гаранту факт причинения убытков и их размер;

в случае если принципал выплатил бенефициару неустойку за ненадлежащее исполнение обязательств по договору между ними, последующая выплата по банковской гарантии, обеспечивавшей исполнение этого же обязательства, влечет возникновение неосновательного обогащения на стороне бенефициара.

Опубликован обзор практики применения правил о независимой гарантии

Утвержден
Президиумом Верховного Суда
Российской Федерации
5 июня 2019 г.

ОБЗОР
СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ РАЗРЕШЕНИЯ СПОРОВ, СВЯЗАННЫХ
С ПРИМЕНЕНИЕМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О НЕЗАВИСИМОЙ ГАРАНТИИ

В целях обеспечения единообразных подходов к разрешению споров, связанных с применением законодательства о независимой гарантии, по результатам изучения и обобщения судебной практики Верховным Судом Российской Федерации на основании ст. 126 Конституции Российской Федерации, ст. 2 и 7 Федерального конституционного закона от 5 февраля 2014 г. N 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации» определены следующие правовые позиции.

Верховный Суд выпустил Обзор практики по независимой гарантии

Верховный Суд опубликовал разъяснения практики по вопросам применения законодательства о независимой гарантии.

В документе высшая судебная инстанция на примере отдельных кейсов поясняет:

— в чем заключается принцип независимости гарантии от основного обязательства;

— в каких случаях банк вправе ссылаться на свои отношения с принципалом;

— когда бенефициар может быть признан недобросовестным;

— какие требования к составу документов, направляемых в банк для выплаты по гарантии, нельзя предъявлять;

— как можно определить срок действия гарантии;

— в какие сроки бенефициару необходимо подать иск к гаранту.

— и ряд других практических вопросов, которые следует учесть в работе.

Подробную информацию читайте в нашем информационном бюллетене по ссылке.

Автор: Анна Акифьева, старший консультант судебной практики Юридической компании «Каменская & партнёры»

[1]

Опубликован обзор практики применения правил о независимой гарантии

Президиум арбитражного суда Северо-Кавказского округа утвердил постановлением президиума АС СЗО от 28.04.2018 (в ред. от 24.08.2018) Обзор судебной практики по вопросам применения законодательства о независимой гарантии (опубликован на сайте АС СЗО 27.08.2018).

В обзор вошли следующие правовые выводы, выработанные в ходе судебной практики:

О вопросах, связанных с независимой гарантией, рассказывают наши статьи:

Обзор судебной практики, посвященный независимой гарантии

1. Само по себе неуказание бенефициара в тексте гарантии не лишает ее силы.

Если бенефициар не указан в тексте НГ, но есть достоверные сведения, что гарантия была выдана в пользу определенного лица, гарантийное обязательство возникло.

В силу абз. 4 п. 4 ст. 368 Гражданского кодекса РФ (ГК РФ) в НГ должно содержаться название лица, в пользу которого она выдана. Иначе обязательство считается не возникшим (см. ст. 156, п. 1 ст. 432 ГК РФ).

В Обзоре приведена ситуация, когда текст документа составил гарант и самостоятельно направил его конкретному лицу, которому была выдана НГ. Позже гарант отказался совершить платеж, сославшись на то, то гарантийное обязательство отсутствует. В качестве причины привел довод, что в тексте НГ отсутствует бенефициар. Суд первой инстанции эту позицию поддержал.

Обратите внимание! Суд апелляционной инстанции с этой позицией не согласился. Указал, что заявление гаранта, подтвердившего действие гарантии, о том, что она не породила гарантийных обязательств, противоречит принципу добросовестности.

2. Можно указать в тексте гарантии не сумму, а порядок ее определения

Если условия НГ позволяют определить денежную сумму, подлежащую выплате, то требование об установлении такой суммы соблюдено.

Банк, выдавший гарантию, отказался выплачивать бенефициару денежные средства по причине того, что сумма, подлежащая уплате, четко не определена. В документе была отображена начальная цена тендера, которая, в процессе торгов была скорректирована.

Важно! Суды посчитали доводы банка несостоятельными, т. к. гарантия содержит в себе сведения, достаточные для идентификации сделки. Такие условия о размере гарантии не противоречат абз. 10 ст. 368 ГК РФ.

3. Признание соглашения о выдаче НГ недействительным, не говорит об отсутствии обязательств по уплате денежных средств.

Гарант отказался уплатить денежные средства, т. к. посчитал, что у него нет таких обязательств. Мотивировал довод тем, что соглашение о выдаче НГ было признано недействительным.

Обратите внимание! Судебные органы такую позицию не поддержали. Основанием возникновения обязательств гаранта является его одностороннее волеизъявление. Отношения между ним и принципалом значения не имеют(ст. 370 ГК РФ).

О принципале и его обязательствах читайте в нашей статье «Принципал в банковской гарантии – это …».

Читайте так же:  Образец должностной инструкции главного бухгалтера ооо

4. Если документы, приложенные к требованию о выплате, по внешним признакам соответствуют условиям НГ, то гарант не может отказать в выплате.

Вывод! Гарант должен проводить проверку приложенных документов по внешним признакам (п. 3 ст. 375 ГК РФ). Например, если к требованию об оплате приложен расчет, а в НГ не установлены требования к нему, то банк не может отказать в выплате, сославшись на неполноту представленного расчета.

5. Банк не может отказать в выплате по НГ, обеспечивающей выполнение госконтракта, по причине непредставления бумажного экземпляра гарантии.

При вынесении такого решения суд привел 2 обоснования такой позиции:

  • ст. 45 закона «О контрактной системе…» от 05.04.2013 № 44-ФЗ предусматривает выдачу гарантий в виде электронного документа;
  • бумажный оригинал гарантии не входит в перечень документов, представляемым госзаказчиком для получения денег (см. постановление Правительства от 08.11.2013 № 1005).

Вывод! Условие банковской гарантии о предоставлении госзаказчиком для получения денежных средств оригинала гарантии на бумаге является нитожным.

6. Банкротство гаранта не прекращает его обязательства по гарантии.

Обратите внимание! Суд отметил, что банкротство гаранта не является основанием для прекращения его обязательств. Получить с него денежные средства можно в рамках конкурсного производства.

[2]

Однако в этом случае эффективность банковской гарантии снижается и можно поднять вопрос о перерасчете платы за такую гарантию.

КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ ГОРОДА СИМФЕРОПОЛЬ

«Обзор судебной практики Арбитражного суда Северо-Кавказского округа по вопросам применения законодательства о независимой гарантии»
(утвержден президиумом Арбитражного суда Северо-Кавказского округа 28.04.2018 (в редакции от 24.08.2018))

Арбитражным судом Северо-Кавказского округа обобщена практика применения законодательства о независимой гарантии

В обзоре приведены, в частности, следующие выводы:

бенефициар должен представить гаранту расчет неустойки и убытков, если это предусмотрено условиями независимой гарантии;

наличие спора между бенефициаром и принципалом о размере нарушенных последним обязательств не является достаточным основанием для вывода о злоупотреблении бенефициаром своим правом на получение выплаты по банковской гарантии;

если банковская гарантия выдавалась со ссылкой не на договор, а на дополнительное соглашение к нему и не была ограничена условием обеспечения исполнения только части обязательств, сумма неустойки, предусмотренная договором, подлежит выплате гарантом, так как дополнительное соглашение является частью договора и содержит отсылку к сохраняющимся обязанностям по первоначальному соглашению;

бенефициар по общему правилу не должен доказывать гаранту факт причинения убытков и их размер;

в случае если принципал выплатил бенефициару неустойку за ненадлежащее исполнение обязательств по договору между ними, последующая выплата по банковской гарантии, обеспечивавшей исполнение этого же обязательства, влечет возникновение неосновательного обогащения на стороне бенефициара.

Опубликован обзор практики применения правил о независимой гарантии

Автострахование

  • Жилищные споры

  • Земельные споры

  • Административное право

  • Участие в долевом строительстве

  • Семейные споры

  • Гражданское право, ГК РФ

  • Защита прав потребителей

  • Трудовые споры, пенсии

    • Главная
    • Статья 374 ГК РФ. Представление требования по независимой гарантии

    Гражданский кодекс Российской Федерации:

    Статья 374 ГК РФ. Представление требования по независимой гарантии

    1. Требование бенефициара об уплате денежной суммы по независимой гарантии должно быть представлено в письменной форме гаранту с приложением указанных в гарантии документов. В требовании или в приложении к нему бенефициар должен указать обстоятельства, наступление которых влечет выплату по независимой гарантии.

    2. Требование бенефициара должно быть представлено гаранту до окончания срока действия независимой гарантии.

    Вернуться к оглавлению документа: Гражданский кодекс РФ Часть 1 в действующей редакции

    Комментарии к статье 374 ГК РФ, судебная практика применения

    В Обзоре судебной практики разрешения споров, связанных с применением законодательства о независимой гарантии, утвержденном Президиумом Верховного Суда РФ 5 июня 2019 г. приведена следующая правовая позиция:

    Срок, в пределах которого должно быть представлено требование о платеже по независимой гарантии

    «Требование о платеже по независимой гарантии считается представленным своевременно, если оно направлено гаранту в пределах срока действия гарантии и условиями независимой гарантии не предусмотрено иное (например, что момент предъявления требования определяется исходя из момента его доставки гаранту).

    .. Содержащаяся в п. 1 ст. 374 ГК РФ и вменяемая бенефициару обязанность представления требования по банковской гарантии до окончания срока, на который она выдана, должна толковаться с учетом положений п. 2 ст. 194 ГК РФ, согласно которому письменные заявления и извещения, сданные в организацию связи до двадцати четырех часов последнего дня срока, считаются сделанными в срок». См. подробнее п. 4 Обзора судебной практики.

    Исковая давность по требованию бенефициара к гаранту о взыскании по банковской гарантии

    «Иск бенефициара к гаранту, отказавшемуся удовлетворить своевременно предъявленное требование о платеже по независимой гарантии, может быть заявлен в пределах общего срока исковой давности». См. подробнее п. 15 Обзора судебной практики.

    Направление бенефициаром гаранту требования о платеже считается соблюдением досудебного порядка урегулирования спора

    При направлении бенефициаром гаранту требования о платеже, предусмотренного ст. 374 Гражданского кодекса, считается соблюденным досудебный порядок урегулирования спора, установленный ч. 5 ст. 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. См. подробнее п. 17 Обзора судебной практики.

    КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ ГОРОДА СИМФЕРОПОЛЬ

    «Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением законодательства о независимой гарантии»
    (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 05.06.2019)

    В целях обеспечения единообразных подходов к разрешению споров, связанных с применением законодательства о независимой гарантии, судам следует исходить, в частности, из следующего:

      для возникновения обязательства из независимой гарантии достаточно одностороннего волеизъявления гаранта, если иное прямо не предусмотрено в тексте самой гарантии;

    обязательство из независимой гарантии нельзя признать отсутствующим по мотиву неуказания наименования бенефициара в тексте гарантии, если достоверно установлено лицо, в пользу которого эта гарантия была выдана;

    начало срока действия независимой гарантии может определяться моментом совершения бенефициаром действий, относящихся к исполнению основного договора;

    требование об определении в независимой гарантии денежной суммы, подлежащей выплате бенефициару, считается соблюденным, если условия гарантии позволяют установить эту сумму на момент исполнения обязательства гарантом;

    сами по себе недействительность или незаключенность соглашения о выдаче независимой гарантии, подписанного принципалом и гарантом, не свидетельствуют об отсутствии обязательства из гарантии;

    Читайте так же:  Удержание из заработной платы по исполнительному листу

    нарушения, допущенные при выдаче независимой гарантии, могут быть противопоставлены требованию бенефициара о платеже по гарантии, если он являлся стороной соглашения о выдаче гарантии и знал об этих нарушениях;

    условие банковской гарантии, обеспечивающей исполнение государственного контракта, о приложении к требованию о платеже оригинала гарантии на бумажном носителе является ничтожным;

    обязательство гаранта перед бенефициаром не зависит от того основного обязательства, в обеспечение исполнения которого выдана гарантия, даже если в самой гарантии содержится ссылка на это обязательство;

    денежные суммы, уплаченные гарантом бенефициару по независимой гарантии, возмещаются принципалом в порядке, предусмотренном ст. 379 ГК РФ. Соответствующее возмещение не может быть квалифицировано в качестве неосновательного обогащения гаранта, если он произвел выплату по гарантии согласно ее условиям;

    расходы принципала на оплату банковской гарантии по государственным (муниципальным) контрактам, прекращенным по обстоятельствам, за которые отвечает бенефициар, являются убытками принципала, подлежащими возмещению бенефициаром;

    банкротство лица, выдавшего независимую гарантию, которое наступило в период действия гарантии, не является основанием для прекращения обязательств из гарантии, но свидетельствует о снижении обеспечительной функции гарантии и может являться основанием для перерасчета согласованной ранее платы за выдачу гарантии.

    Независимая гарантия: обзор судебной практики ВС РФ

    belchonock / Depositphotos.com

    Президиум Верховного Суда Российской Федерации обобщил практику разрешения споров, связанных с применением законодательства о независимой гарантии (Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением законодательства о независимой гарантии (утв. Президиумом ВC РФ 5 июня 2019 г.).

    В Обзор включено 17 правовых позиций ВС РФ, среди которых отметим следующие выводы:

    «Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением законодательства о независимой гарантии» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 05.06.2019)

    «Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением законодательства о независимой гарантии»

    (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 05.06.2019)

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Верховный Суд РФ обобщил судебную практику и выработал правовые позиции по вопросам применения законодательства о независимой гарантии

    В целях обеспечения единообразных подходов к разрешению споров, связанных с применением законодательства о независимой гарантии, судам следует исходить, в частности, из следующего:

    — для возникновения обязательства из независимой гарантии достаточно одностороннего волеизъявления гаранта, если иное прямо не предусмотрено в тексте самой гарантии;

    — обязательство из независимой гарантии нельзя признать отсутствующим по мотиву неуказания наименования бенефициара в тексте гарантии, если достоверно установлено лицо, в пользу которого эта гарантия была выдана;

    — начало срока действия независимой гарантии может определяться моментом совершения бенефициаром действий, относящихся к исполнению основного договора;

    — требование об определении в независимой гарантии денежной суммы, подлежащей выплате бенефициару, считается соблюденным, если условия гарантии позволяют установить эту сумму на момент исполнения обязательства гарантом;

    — сами по себе недействительность или незаключенность соглашения о выдаче независимой гарантии, подписанного принципалом и гарантом, не свидетельствуют об отсутствии обязательства из гарантии;

    — нарушения, допущенные при выдаче независимой гарантии, могут быть противопоставлены требованию бенефициара о платеже по гарантии, если он являлся стороной соглашения о выдаче гарантии и знал об этих нарушениях;

    — условие банковской гарантии, обеспечивающей исполнение государственного контракта, о приложении к требованию о платеже оригинала гарантии на бумажном носителе является ничтожным;

    — обязательство гаранта перед бенефициаром не зависит от того основного обязательства, в обеспечение исполнения которого выдана гарантия, даже если в самой гарантии содержится ссылка на это обязательство;

    — денежные суммы, уплаченные гарантом бенефициару по независимой гарантии, возмещаются принципалом в порядке, предусмотренном ст. 379 ГК РФ. Соответствующее возмещение не может быть квалифицировано в качестве неосновательного обогащения гаранта, если он произвел выплату по гарантии согласно ее условиям;

    — расходы принципала на оплату банковской гарантии по государственным (муниципальным) контрактам, прекращенным по обстоятельствам, за которые отвечает бенефициар, являются убытками принципала, подлежащими возмещению бенефициаром;

    — банкротство лица, выдавшего независимую гарантию, которое наступило в период действия гарантии, не является основанием для прекращения обязательств из гарантии, но свидетельствует о снижении обеспечительной функции гарантии и может являться основанием для перерасчета согласованной ранее платы за выдачу гарантии.

    Ключевые моменты Обзора судебной практики разрешения споров, связанных с применением законодательства о независимой гарантии.

    Одним из уникальных инструментов обеспечения обязательств, с момента его введения в ГК и появления возможности предоставления гарантий небанковским организациям – является независимая гарантия. Практически в любых сделках: от M&A и private equity сделок до сделок на рынках капитала инструмент является востребованным, особенно в случаях, когда должник по основному обязательству не обладает достаточными активами для защиты интересов кредитора по сделке и может быть ликвидирован вскоре после закрытия соответствующей сделки. В случае с поручительством – с прекращением основного обязательства (в т.ч. в случае ликвидации должника), прекратится и поручительство. Независимая гарантия, в отличие от поручительства – продолжит действовать как самостоятельный инструмент.

    5 июня 2019 г. Президиум Верховного Суда РФ утвердил Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением законодательства о независимой гарантии. В настоящем обзоре мы рассмотрим ключевые выводы, сформулированные Верховным Судом РФ.

    Верховный Суд РФ обобщил судебную практику и выработал правовые позиции по вопросам применения законодательства о независимой гарантии

    В целях обеспечения единообразных подходов к разрешению споров, связанных с применением законодательства о независимой гарантии, судам следует исходить, в частности, из следующего:

    — для возникновения обязательства из независимой гарантии достаточно одностороннего волеизъявления гаранта, если иное прямо не предусмотрено в тексте самой гарантии;

    — обязательство из независимой гарантии нельзя признать отсутствующим по мотиву неуказания наименования бенефициара в тексте гарантии, если достоверно установлено лицо, в пользу которого эта гарантия была выдана;

    — начало срока действия независимой гарантии может определяться моментом совершения бенефициаром действий, относящихся к исполнению основного договора;

    — требование об определении в независимой гарантии денежной суммы, подлежащей выплате бенефициару, считается соблюденным, если условия гарантии позволяют установить эту сумму на момент исполнения обязательства гарантом;

    Читайте так же:  Как правильно составить доверенность на продажу квартиры

    — сами по себе недействительность или незаключенность соглашения о выдаче независимой гарантии, подписанного принципалом и гарантом, не свидетельствуют об отсутствии обязательства из гарантии;

    — нарушения, допущенные при выдаче независимой гарантии, могут быть противопоставлены требованию бенефициара о платеже по гарантии, если он являлся стороной соглашения о выдаче гарантии и знал об этих нарушениях;

    — условие банковской гарантии, обеспечивающей исполнение государственного контракта, о приложении к требованию о платеже оригинала гарантии на бумажном носителе является ничтожным;

    — обязательство гаранта перед бенефициаром не зависит от того основного обязательства, в обеспечение исполнения которого выдана гарантия, даже если в самой гарантии содержится ссылка на это обязательство;

    — денежные суммы, уплаченные гарантом бенефициару по независимой гарантии, возмещаются принципалом в порядке, предусмотренном ст. 379 ГК РФ. Соответствующее возмещение не может быть квалифицировано в качестве неосновательного обогащения гаранта, если он произвел выплату по гарантии согласно ее условиям;

    — расходы принципала на оплату банковской гарантии по государственным (муниципальным) контрактам, прекращенным по обстоятельствам, за которые отвечает бенефициар, являются убытками принципала, подлежащими возмещению бенефициаром;

    — банкротство лица, выдавшего независимую гарантию, которое наступило в период действия гарантии, не является основанием для прекращения обязательств из гарантии, но свидетельствует о снижении обеспечительной функции гарантии и может являться основанием для перерасчета согласованной ранее платы за выдачу гарантии.

    Обзор судебной практики о независимой гарантии: 17 позиций от Президиума Верховного суда

    Верховный суд обобщил судебную практику о независимых гарантиях, то есть гарантиях, выданных банками или другими коммерческими организациями. Президиум ВС РФ утвердил обзор судебной практики 05.06.2019. В нем разъясняется, изменяется ли объем обязательств гаранта, если вносятся изменения в основной договор, можно ли признать обязательство из независимой гарантии отсутствующим из-за того, что не указано наименование бенефициара в тексте гарантии, что происходит с гарантией при банкротстве гаранта и т.д. Позиции из этого обзора газета «ЭЖ-Юрист» рассмотрела в кратком виде.

    В 2015 г. в ГК РФ появился параграф 6 о независимой гарантии. Поправки были внесены Федеральным законом от 08.03.2015 № 42-ФЗ. До этого в ГК РФ говорилось только о банковских гарантиях. Независимые гарантии — более широкое понятие, их могут выдавать не только банки и иные кредитные организации (это банковские гарантии), но и другие коммерческие организации. За четыре года накопилось немало судебной практики по независимым гарантиям. ВС РФ обобщил ее и утвердил 17 позиций (Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением законодательства о независимой гарантии, утв. Президиумом ВС РФ 05.06.2019, далее — Обзор). В частности, в Обзоре содержатся позиции из судебной практики, касающиеся формы, содержания, действительности гарантий, выданных для обеспечения как государственных контрактов, так и других договоров.

    Форма независимой гарантии

    Позиция: для возникновения обязательства из независимой гарантии достаточно одностороннего волеизъявления гаранта, если иное прямо не предусмотрено в тексте самой гарантии.

    В одном деле гарант пытался избавиться от обязательства выплатить сумму по независимой гарантии. Он ссылался на то, что бенефициар не направил письменное извещение об акцепте гарантии, а значит, письменная форма не была соблюдена. В пункте 2 ст. 368 ГК РФ действительно указано, что независимая гарантия выдается в письменной форме. Но эта норма не требует заключения письменного соглашения между гарантом и бенефициаром. Кроме того, независимая гарантия вступает в силу со дня ее отправки (передачи) гарантом, если в самой гарантии не предусмотрено иное (ст. 373 ГК РФ). В независимой гарантии не было указано, что возникновение обязательств гаранта зависит от получения письменного ответа бенефициара о принятии гарантии. Следовательно, обязательства гаранта возникли в момент выдачи гарантии. Поэтому суд удовлетворил исковые требования бенефициара о взыскании суммы по независимой гарантии.

    Злоупотребления при выдаче гарантии

    Позиция: нарушения при выдаче независимой гарантии могут быть противопоставлены требованию бенефициара о платеже по гарантии, если он являлся стороной соглашения о выдаче гарантии и знал об этих нарушениях.

    В качестве примера ВС РФ привел такое дело: в обеспечение исполнения обязательств по возврату займа банк выдал независимую гарантию. Впоследствии в банке была введена временная администрация. Компания, не получившая исполнения от заемщика, предъявила банку требование о платеже по гарантии. Банк отказался произвести выплату. В лице временной администрации он сослался на злоупотребления, допущенные в момент выдачи гарантии как со стороны бывших менеджеров банка, так и со стороны бенефициара. Дело в том, что менеджеры банка фактически приняли решение о выдаче банковской гарантии для обеспечения исполнения подконтрольного им общества, причем на безвозмездной основе. Заимодавец подал иск о взыскании этой суммы с банка. Первая инстанция его удовлетворила. Суд счел, что нарушения, имевшие место при выдаче независимой гарантии, ни при каких обстоятельствах не могут быть противопоставлены требованию бенефициара.

    Апелляция такое решение отменила и отказала в удовлетворении иска. Суд указал, что банковская гарантия, как правило, выдается на возмездной основе, во исполнение соглашения, заключаемого гарантом и принципалом, а негативные последствия нарушений, допущенных при ее выдаче, подлежат урегулированию в рамках спора гаранта с принципалом и не могут перекладываться на бенефициара, который не является стороной соглашения о выдаче гарантии.

    Но в данном случае был важный момент: менеджеры, контролировавшие банк до санации, фактически приняли решение о выдаче банковской гарантии в обеспечение исполнения обязательств подконтрольного им же общества. При этом банковская гарантия выдавалась банком на безвозмездной основе, что противоречило существу предпринимательской деятельности. Переговоры по поводу условий выдачи гарантии менеджеры гаранта вели непосредственно с представителями компании-бенефициара. Последняя выступила стороной заключенного в устной форме соглашения о выдаче гарантии и знала, что менеджеры гаранта в действительности обеспечивали гарантией свой личный материальный интерес вопреки интересам банка, принявшего долговые обязательства на значительную сумму без какого-либо встречного предоставления. Компания, получившая при таких обстоятельствах гарантию от банка и впоследствии предъявившая требование по ней, недобросовестно воспользовалась тем, что менеджеры гаранта при выдаче гарантии действовали явно в ущерб подконтрольному им юридическому лицу. Поэтому ее интересы не подлежат судебной защите в силу п. 4 ст. 1 ГК РФ, не допускающего возможность извлечения выгоды из недобросовестного поведения.

    Читайте так же:  Принципал в агентском договоре – это…

    Внесение изменений в основной договор

    Позиция: при внесении изменений в основной договор, по общему правилу, объем обязательств гаранта не изменяется.

    Например, в одном деле речь шла об увеличении объема и стоимости работ по договору подряда, обеспеченному гарантией. Гарант возражал против взыскания с него денег по гарантии. По его мнению, изменение объема и стоимости работ повлекло увеличение ответственности ввиду возрастания риска предъявления требования о платеже по гарантии и, как следствие, прекращение его обязательств. Суды не согласились с такой позицией и взыскали с гаранта деньги. В данном случае в гарантии была определена твердая сумма, подлежащая выплате бенефициару, а цена иска не превысила эту твердую сумму. При этом обязательство гаранта перед бенефициаром не зависело от основного обязательства, и в своих возражениях против требования бенефициара об исполнении независимой гарантии гарант не вправе был ссылаться на обстоятельства, не указанные в гарантии. Следовательно, изменение основного обязательства, в обеспечение исполнения которого выдана независимая гарантия, не повлияло на объем обязательств гаранта перед бенефициаром.

    В другом деле в независимой гарантии была определена предельная сумма, подлежащая выплате по гарантии, — 10% от цены договора поставки. Поскольку в этой гарантии не содержалось условие об увеличении суммы гарантии при наступлении тех или иных обстоятельств, суды посчитали, что произошедшее после выдачи гарантии изменение объемов поставки, повлекшее увеличение общей стоимости поставленных товаров, не изменило объем обязательств гаранта перед бенефициаром. Он должен отвечать в пределах 10% от прежней цены основного договора.

    Другие позиции обзора судебной практики по независимой гарантии

    Отсутствие наименования бенефициара

    Обязательство из независимой гарантии нельзя признать отсутствующим из-за того, что не указано наименование бенефициара в тексте гарантии, если достоверно установлено лицо, в пользу которого гарантия была выдана

    Начало срока действия независимой гарантии

    Начало срока действия независимой гарантии может определяться моментом совершения бенефициаром действий, относящихся к исполнению основного договора. Например, моментом уплаты аванса, предусмотренного основным договором

    Срок направления требования о платеже по независимой гарантии

    Требование о платеже по независимой гарантии считается представленным своевременно, если оно направлено гаранту в пределах срока действия гарантии и условиями независимой гарантии не предусмотрено иное (например, что момент предъявления требования определяется исходя из момента его доставки гаранту)

    Сумма выплаты по независимой гарантии

    Требование об определении в независимой гарантии денежной суммы, подлежащей выплате бенефициару, считается соблюденным, если условия гарантии позволяют установить эту сумму на момент исполнения обязательства гарантом

    Недействительность или незаключенность гарантии

    Сами по себе недействительность или незаключенность соглашения о выдаче независимой гарантии, подписанного принципалом и гарантом, не свидетельствуют об отсутствии обязательства из гарантии

    Документы, прикладываемые к требованию

    Гарант не вправе отказать бенефициару в удовлетворении его требования, если приложенные к этому требованию документы по внешним признакам соответствуют условиям независимой гарантии.

    Например, согласно гарантии нужно представить копию платежного поручения об уплате аванса принципалу (без указания, что она должна быть заверена). Бенефициар представил ненадлежащим образом заверенную копию. ВС РФ указал, что нужно было принять ее и выплатить деньги по гарантии

    Приложение к требованию о платеже оригинала гарантии

    Условие банковской гарантии, обеспечивающей исполнение государственного контракта, о приложении к требованию о платеже оригинала гарантии на бумажном носителе является ничтожным

    Обязательство гаранта перед бенефициаром не зависит от основного обязательства, в обеспечение исполнения которого выдана гарантия, даже если в самой гарантии содержится ссылка на это обязательство

    Выплата по независимой гарантии

    Принципал должен возместить суммы, уплаченные гарантом бенефициару по независимой гарантии, в порядке, предусмотренном ст. 379 ГК РФ (возмещение по гарантии). Такое возмещение не является неосновательным обогащением гаранта, если он произвел выплату по гарантии согласно ее условиям

    Расходы на оплату гарантии по госконтрактам

    Расходы принципала на оплату банковской гарантии по государственным (муниципальным) контрактам, прекращенным по обстоятельствам, за которые отвечает бенефициар, являются убытками принципала. Бенефициар должен их возместить

    Банкротство лица, выдавшего независимую гарантию, которое наступило в период действия гарантии, не является основанием для прекращения обязательств из гарантии, но свидетельствует о снижении обеспечительной функции гарантии и может являться основанием для перерасчета согласованной ранее платы за выдачу гарантии

    Иск бенефициара к гаранту, отказавшемуся удовлетворить своевременно предъявленное требование о платеже по независимой гарантии, может быть заявлен в пределах общего срока исковой давности

    [3]

    Взыскание с бенефициара превышения суммы

    Принципал вправе взыскать с бенефициара превышение суммы, полученной бенефициаром по независимой гарантии от гаранта, над действительным размером обязательств принципала перед бенефициаром

    При направлении бенефициаром гаранту требования о платеже, предусмотренного ст. 374 ГК РФ, считается соблюденным досудебный порядок урегулирования спора

    судебный участок №1 мирового судьи Акбулакского района Оренбургской области

    Президиум ВС РФ обобщил практику разрешения споров, связанных с применением законодательства о независимой гарантии.

    В Обзор включено 17 правовых позиций ВС РФ, среди которых отметим следующие выводы:

    — обязательство из независимой гарантии нельзя признать отсутствующим по мотиву неуказания наименования бенефициара в тексте гарантии, если достоверно установлено лицо, в пользу которого эта гарантия была выдана;

    — требование об определении в независимой гарантии денежной суммы, подлежащей выплате бенефициару, считается соблюденным, если условия гарантии позволяют установить эту сумму на момент исполнения обязательства гарантом;

    — по общему правилу, при внесении изменений в условия основного договора, в обеспечение исполнения обязательств по которому выдана гарантия, объем обязательств гаранта не изменяется;

    — сами по себе недействительность или незаключенность соглашения о выдаче независимой гарантии, подписанного принципалом и гарантом, не свидетельствуют об отсутствии обязательства из гарантии;

    — гарант не вправе отказать бенефициару в удовлетворении его требования, если приложенные к этому требованию документы по внешним признакам соответствуют условиям независимой гарантии;

    Читайте так же:  Образец уведомления фсс о ликвидации ооо

    — условие банковской гарантии, обеспечивающей исполнение госконтракта, о приложении к требованию о платеже оригинала гарантии на бумажном носителе является ничтожным;

    — иск бенефициара к гаранту, отказавшемуся удовлетворить своевременно предъявленное требование о платеже по независимой гарантии, может быть заявлен в пределах общего срока исковой давности;

    — при направлении бенефициаром гаранту требования о платеже, предусмотренного ст. 374 ГК РФ, считается соблюденным досудебный порядок урегулирования спора, установленный ч. 5 ст. 4 АПК РФ.

    ВС разъяснил, какое условие банковской гарантии считать ничтожным

    Верховный суд РФ представил обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением законодательства о независимой гарантии, утвержденный 5 июня президиумом суда. В 22-страничном документе приводятся правовые позиции ВС по 17 сложным вопросам судебной практики.

    В частности, Верховный суд отмечает, что при направлении бенефициаром гаранту требования о платеже, предусмотренного ст. 374 Гражданского кодекса РФ, считается соблюденным досудебный порядок урегулирования спора, установленный ч. 5 ст. 4 Арбитражного процессуального кодекса РФ.

    Учреждение (бенефициар) обратилось в суд с иском к банку (гаранту) о взыскании задолженности по банковской гарантии. Определением суда первой инстанции иск оставлен без рассмотрения. Суд счел, что направлением бенефициаром гаранту требования, предусмотренного ст. 374 ГК РФ, не может подтверждаться соблюдение досудебного порядка урегулирования спора. В случае получения отказа в совершении платежа либо при неполучении ответа на это требование в установленный срок бенефициар обязан направить гаранту второе требование – претензию.

    Суд апелляционной инстанции отменил определение суда первой инстанции, поскольку иск оставлен без рассмотрения без учета положений п. 5 ст. 376 ГК РФ о порядке совершения платежа по гарантии. Исходя из предназначения института гарантии как независимого и оперативного способа беспрепятственного получения исполнения, предъявление гаранту требования в соответствии со ст. 374 ГК РФ является достаточной мерой для урегулирования спора во внесудебном порядке, совершать дополнительные действия по направлению претензии не требуется.

    Анализируя другое дело, ВС указывает, что условие банковской гарантии, обеспечивающей исполнение государственного контракта, о приложении к требованию о платеже оригинала гарантии на бумажном носителе является ничтожным.

    Суд округа оставил в силе решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции об отказе в удовлетворении иска управления (бенефициара) о взыскании основного долга по банковской гарантии. Cуды исходили из того, что бенефициар, приняв гарантию в обеспечение исполнения обязательств принципала перед ним (заказчиком по государственному контракту), согласился со всеми условиями этой гарантии, в том числе с тем условием, что к требованию управления о совершении платежа по гарантии должен прилагаться оригинал гарантии. Бенефициар к своему требованию приложил лишь копию гарантии на бумажном носителе.

    Сославшись на положения п. 1 ст. 376 ГК РФ, суды освободили гаранта от платежа, так как представленный управлением вместе с требованием документ (копия гарантии) по своим внешним признакам не соответствовал условиям гарантии.

    Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ отменила судебные акты, направив дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, указав следующее.

    Во исполнение п. 7 ч. 2 ст. 45 Федерального закона от 5 апреля 2013 г. № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее – Закон о контрактной системе) постановлением Правительства РФ от 8 ноября 2013 г. № 1005 «О банковских гарантиях, используемых для целей Федерального закона «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» утвержден перечень документов, прилагаемых к требованию о платеже по банковской гарантии. Этот перечень является исчерпывающим и не предусматривает представление бенефициаром оригинала банковской гарантии.

    Гарант в соответствии с требованиями ст. 45 Закона о контрактной системе с использованием государственной информационной системы выразил волю на выдачу банковской гарантии (включил все сведения о гарантии в государственный реестр, находящийся в открытом доступе, создал электронный образ выполненной на бумажном носителе банковской гарантии (путем сканирования с сохранением всех реквизитов), подписал этот образ усиленной электронной подписью и направил его через систему электронного документооборота, доведя тем самым и до сведения бенефициара), а в дальнейшем не отрицал факт выдачи банковской гарантии, в связи с чем у судов не имелось оснований не признавать юридическую силу за волеизъявлением банка, подтвержденным его же электронными сообщениями.

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Условие рассматриваемой банковской гарантии о необходимости приложения к требованию о платеже ее оригинала на бумажном носителе является ничтожным как противоречащее существу законодательного регулирования в сфере обеспечения исполнения государственных контрактов, заключаемых на электронных аукционах, основанного на признании электронного документооборота (ст. 168 ГК РФ, п. 74 постановления Пленума Верховного суда РФ от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

    Источники


    1. Подведомственность и подсудность дел судам и арбитражным судам. Судебная практика. — М.: Издание Тихомирова М. Ю., 2017. — 144 c.

    2. Берус, Виталий А.С. Лаппо-Данилевский. История. Философия. Методология / Виталий Берус. — М.: LAP Lambert Academic Publishing, 2014. — 160 c.

    3. Марченко, М. Н. Теория государства и права в вопросах и ответах / М.Н. Марченко. — М.: ТК Велби, Проспект, 2007. — 240 c.
    4. Краткий юридический справочник для профактива. — М.: Профиздат, 2012. — 432 c.
    5. Гамзатов, М.Г. Английские юридические пословицы, поговорки, фразеологизмы и их русские соответствия / М.Г. Гамзатов. — М.: СПб: Филологический факультет СПбГУ, 2004. — 142 c.
    Опубликован обзор практики применения правил о независимой гарантии
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here