Фнс составила обзор правовых позиций высших судов по спорам, возникающим при банкротстве

Предлагаем ознакомится со статьей на тему: "Фнс составила обзор правовых позиций высших судов по спорам, возникающим при банкротстве" с комментариями профессионалов. В данной статье собран и систематизирован весь имеющийся материал интернета и предоставлен в удобном виде.

ФНС России представлен обзор правовых позиций по результатам рассмотрения споров, связанных с процедурами банкротства

В обзоре приведены решения судебных органов по вопросам субсидиарной ответственности, взыскания убытков, оспаривания сделок, признания действий (бездействия) арбитражного управляющего ненадлежащими, проведения торгов, заключения мирового соглашения. Сообщено, в частности, следующее:

при наличии доказательств, свидетельствующих о существовании причинно-следственной связи между действиями контролирующего лица и банкротством подконтрольной организации, бремя доказывания обоснованности и разумности своих действий перекладывается на контролирующее лицо;

ликвидация должника, признанного банкротом, не является препятствием для рассмотрения требования о привлечении его бывшего руководителя к субсидиарной ответственности;

учредитель должника может быть привлечен к субсидиарной ответственности в связи с утверждением отчетности должника, содержащей искаженные данные;

систематическая передача денежных средств под отчет при отсутствии предоставления отчетности о расходовании денежных средств либо их возврата может рассматриваться как действие, направленное на вывод активов из хозяйственного оборота организации;

отношения по выплате дивидендов относятся к корпоративным отношениям обязательственного характера, поэтому выплата дивидендов может быть оспорена как на основании Закона о банкротстве, так и Гражданского кодекса РФ;

право на оспаривание сделки имеет как отдельный кредитор, так и множество кредиторов, если общий размер их требований составляет более 10% от размера требований, включенных в реестр требований кредиторов должника;

[2]

конкурсный управляющий может быть отстранен судом от исполнения возложенных на него обязанностей и в том случае, если кредиторы до подачи соответствующей жалобы в суд не обращались к конкурсному управляющему с заявлениями об устранении нарушений;

необоснованное открытие нового расчетного счета, приведшее к нарушению очередности погашения текущих платежей, может служить основанием для взыскания с конкурсного управляющего убытков;

конкурсный управляющий обязан приступать к выплате собственного вознаграждения только после погашения иных видов текущих, а также эксплуатационных платежей, в том числе напрямую не связанных с обеспечением сохранности имущества должника;

при продаже имущества посредством публичного предложения размер задатка исчисляется исходя из цены, которая является начальной продажной ценой на конкретном этапе публичного предложения, а не из цены продажи на первом этапе.

ФНС России представлен обзор правовых позиций по результатам рассмотрения споров, связанных с процедурами банкротства, за 3 квартал 2017 года

В обзоре приведены решения судебных органов по вопросам оспаривания сделок, включения требований в реестр требований кредиторов, оспаривания необоснованных требований кредиторов, привлечения к субсидиарной ответственности; назначения арбитражного управляющего, признания действий (бездействия) арбитражного управляющего ненадлежащим, взыскания убытков, установления размера процентов по вознаграждению арбитражного управляющего, квалификации денежного требования в качестве текущего, замещения активов, введения процедуры банкротства.

Приведены, в частности, следующие позиции судов:

сделка может быть признана недействительной при неравноценном встречном исполнении в соответствии с пунктом 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве, в случае если поведение сторон сделки очевидно свидетельствует о направленности их воли исполнить договор при неравноценном встречном предоставлении;

при наличии доводов о мнимости и притворности договоров, на основании которых лицо заявляет требования о включении в реестр требований кредиторов должника, суд не должен ограничиваться формальной проверкой представленных сторонами документов, а должен принимать во внимание иные доказательства, подтверждающие наличие фактических договорных отношений;

в случае неисполнения судебного определения об обязании передать документы с бывшего руководителя должника в пользу конкурсной массы подлежит взысканию судебная неустойка в соответствии с пунктом 1 статьи 308.3 ГК РФ;

лицо, осуществлявшее полномочия конкурсного управляющего в период расчетов с кредиторами, должно зарезервировать на счете должника сумму процентов по вознаграждению конкурсного управляющего;

во взыскании задолженности может быть отказано при представлении кредиторами должника доказательств, свидетельствующих о формальном характере цепочки сделок (операций), не влекущих какого-либо экономического эффекта хозяйственной деятельности;

при замещении активов на вновь образованные акционерные общества, не являющиеся стороной договора купли-продажи акций, и их потенциальных покупателей действующее законодательство не возлагает обязанность по сохранению целевого назначения имущества предприятия-банкрота;

при рассмотрении заявления о признании должника несостоятельным (банкротом) моментом для определения наличия либо отсутствия признаков банкротства является дата принятия к производству такого заявления, а не дата возникновения задолженности, послужившей основанием для его подачи.

Обзор правовых позиций высших судов в спорах налогоплательщиков с ФНС

ФНС России направила письмом от 17.04.2017 N СА-4-7/[email protected] своим территориальным органам для использования в работе обзор правовых позиций, отраженных в судебных актах Конституционного Суда и Верховного Суда, принятых в первом квартале 2017 года по вопросам налогообложения. Всего в документе содержится 20 судебных решений, которые вынесли в этот период высшие российские суды, рассматривая споры налоговиков с организациями и ИП. Некоторые из них были приняты в пользу налогоплательщиков, однако в большинстве случаев победителем все же была признана ФНС, это серьезный повод задуматься. Для того, чтобы бухгалтеры были заранее готовы к ситуациям, подобным тем, которые привели других налогоплательщиков в суд, мы подготовили краткий обзор некоторых выводов, сделанных судами в налоговых спорах. Они могут оказаться интересными, как для юридических лиц, так и для индивидуальных предпринимателей, применяющих разные системы налогообложения.

1. ФНС может взыскать необоснованный налоговый вычет, как неосновательное обогащение

Конституционный Суд подтвердил, что налоговый орган имеет полномочия по взысканию с налогоплательщиков денежных средств, полученных им вследствие неправомерно (ошибочно) предоставленного налогового вычета по НДФЛ, в порядке возврата неосновательного обогащения в случае, если такая мера является единственно возможным способом защиты финансовых интересов государства. Судьи отметили, что если налогоплательщик получил налоговый вычет при отсутствии законных оснований, то его сумма является неосновательным обогащением. Поэтому порядок, определенный в главе 60 Гражданского кодекса РФ о правовом регулировании обязательств вследствие неосновательного обогащения, распространяется на такую ситуацию. Применение органом ФНС в рамках статьи 1102 ГК РФ обязания лица, которое без законных оснований приобрело или сберегло имущество, обязанности его возвратить, не противоречит нормам Основного закона. Такая норма не исключает использование института неосновательного обогащения за пределами гражданско-правовой сферы, применительно к налоговой выгоде.

Однако суд отметил, что при предоставлении неправомерного имущественного налогового вычета по ошибке самого налогового органа, требование о возврате средств может быть заявлено только в течение трех лет с момента принятия ошибочного решения о предоставлении имущественного налогового вычета. Если в необоснованном имущественном налоговом вычете виновен сам налогоплательщик (предоставление подложных документов и т.п.), то орган ФНС вправе обратиться в суд с соответствующим требованием в течение трех лет с момента, когда он узнал или должен был узнать об отсутствии оснований для предоставления налогоплательщику имущественного налогового вычета. При этом суд должен самостоятельно провести проверку соблюдения этого срока, то есть правило пункта 2 статьи 199 ГК РФ , согласно которому исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, в данной ситуации не подлежит применению. ( Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 24.03.2017 N 9-П ).

Читайте так же:  Требования главного бухгалтера будут обязательными для всех работников

2. Компенсационные выплаты работникам при увольнении по инициативе работодателя могут быть признаны расходами в целях налога на прибыль

Организация учла суммы компенсаций, выплаченных увольняемым работникам на основании соглашений о расторжении трудовых договоров, при исчислении налога на прибыль организаций в составе расходов. При этом в качестве экономического обоснования таких расходов налогоплательщик указал оптимизацию производства и минимизацию затрат в связи с высвобождением рабочих мест. Однако орган ФНС, позицию которого поддержали суды трех инстанций, решили, что налогоплательщик неправомерно включил эти затраты в состав расходов, так как подобные компенсационные выплаты непосредственно не связаны с выполнением работниками трудовых обязанностей. Кроме того, такие выплаты не предусмотрены действующим законодательством в случае расторжения трудового договора по соглашению сторон.

3. Орган ФНС, доначислив по результатам выездной налоговой проверки налог на имущество организаций, обязан уменьшить налоговую базу по налогу на прибыль

Проверяющие доначислили организации налог на имущество по результатам выездной налоговой проверки. Налогоплательщик решил, что при определении налоговой базы по налогу на прибыль организаций инспекторы неправомерно не учли сумму доначисленного налога на имущество по нормам статьи 89 НК РФ , что, в свою очередь, привело к излишнему доначислению налога на прибыль. Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ согласилась с доводами налогоплательщика о том, что в обязанность налоговой службы входит установление размера всех налоговых обязательств налогоплательщика за проверяемые периоды исходя из выводов, положенных в основу акта налоговой проверки. Поэтому при изменении суммы налога на имущество, инспекторы также были обязаны уменьшить налоговую базу по налогу на прибыль на сумму доначисленного налога.

Судьи отметили, что иной правовой подход в этом случае влечет необоснованное возложение на налогоплательщика обязанности по самостоятельной корректировке налоговых обязательств путем представления уточненной налоговой декларации за период, который уже был предметом налоговой проверки. ( Определение Верховного Суда РФ от 26.01.2017 N 305-КГ16-13478 по делу N А40-159258/2015 ).

4. Между налогоплательщиками может существовать «иная зависимость»

5. Взыскание с собственника организации ущерба, причиненного в связи с уклонением юрлица от уплаты налогов, является обоснованным

Конституционный суд РФ решил, что нормам Конституции не противоречат положения пункта 1 статьи 1064 ГК РФ , на основании которых налоговым органом с собственника организации, привлеченного к уголовной ответственности, взыскан ущерб, причиненный бюджетной системе РФ. Организация не смогла заплатить доначисленные ФНС налоги и налоговый орган подал заявление о ее банкротстве. Оказалось, что собственник организации, не являясь директором, фактически контролировал деятельность и давал распоряжение номинальному директору о заключении фиктивных договоров и предоставлении налоговой отчетности с фиктивными показателями. Против него было возбуждено уголовное дело, по которому он был признан виновным в уклонении от уплаты налогов.

Налоговый орган в рамках этого дела заявил требования о взыскании ущерба с физического лица, которое суд полностью удовлетворил, установив причинно-следственную связь между его действиями и ущербом, причиненным государству. Гражданин подал жалобу в КС РФ, указав в ней, что пункт 1 статьи 1064 ГК РФ противоречит Конституции РФ, поскольку допускает взыскание с физических лиц ущерба при отсутствии установленного факта получения такими лицами экономической выгоды от уклонения от уплаты налогов. Конституционный Суд указал, ЧТО ДАННАЯ НОРМА направлена на конкретизацию конституционных гарантий защиты прав потерпевших от преступлений и не может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявителя, перечисленные в жалобе.( Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 28.02.2017 N 396-О ).

Причина банкротства: налоговая задолженность. Обзор судебной практики от ФНС

ФНС России довела до сведения своих территориальных органов и всех налогоплательщиков письмо от 29.11.2017 N СА-4-18/24213 «О направлении обзора судебных актов». В обзоре налоговики обобщили решения судебных органов за 3-й квартал 2017 года по вопросам:

  • оспаривания сделок;
  • включения требований в реестр требований кредиторов;
  • оспаривания необоснованных требований кредиторов;
  • привлечения к субсидиарной ответственности;
  • назначения арбитражного управляющего;
  • признания действий (бездействия) арбитражного управляющего ненадлежащим;
  • взыскания убытков, установления размера процентов по вознаграждению арбитражного управляющего;
  • квалификации денежного требования в качестве текущего, замещения активов;
  • введения процедуры банкротства.

Все выводы, сделанные судьями, непосредственно связаны с делами, по которым сама ФНС выступала в роли кредитора по взысканию налоговой задолженности. Мы подготовили краткий обзор наиболее важных правовых позиций.

Недействительность сделок банкрота

Верховный суд указал, что любая сделка организации-банкрота, совершенная в период до года до принятия заявления о признании должника банкротом, может быть признана недействительной только на основании обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 61.2 Федерального закона о банкротстве , в частности, из-за неравноценного встречного исполнения. Если суд выяснит, что поведение сторон сделки очевидно свидетельствует о направленности их воли исполнить договор при неравноценном встречном предоставлении, то наличие иных обстоятельств, определенных пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве (в частности, недобросовестность контрагента), не требуется. Об этом ранее уже было указано в постановлении Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63.

В другой ситуации суд указал, что банк не всегда может быть осведомлен о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника, даже с учетом того, что он является кредитной организацией. В этом деле конкурсный управляющий обратился в арбитражный суд с требованием о признании недействительными спорных платежей по кредиту и применении последствий недействительности сделок организации-должника.Он указал, что спорные платежи были совершены в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом с целью причинения вреда его кредиторам, и у должника на момент осуществления платежей имелась задолженность по налогам. Однако суды пришли к выводу, что то, что банк является кредитной организацией, обслуживающей общество, сам по себе не может рассматриваться как единственное достаточное обоснование его осведомленности о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.

Также Верховный суд РФ пришел к выводу, что цепочка последовательных сделок купли-продажи с разным субъектным составом может быть признана притворной в порядке пункта 2 статьи 170 ГК РФ . Судьи считают, что такая цепочка является прикрытием для единой сделки, направленной на прямое отчуждение имущества от первого продавца последнему покупателю.

Документы и сроки

Судьи указали, что при наличии доводов о мнимости и притворности договоров, на основании которых лицо заявляет требования о включении в реестр требований кредиторов должника, суд не должен ограничиваться формальной проверкой представленных сторонами документов, а должен принимать во внимание иные доказательства, подтверждающие наличие фактических договорных отношений.

Также Верховный суд пришел к выводу, что при рассмотрении заявления о признании должника несостоятельным (банкротом) судья для определения наличия либо отсутствия признаков банкротства должен признать дату принятия к производству этого заявления, а не дату возникновения задолженности, послужившей основанием для его подачи.

Читайте так же:  Что это такое - специальный счет в банке

Субсидиарная ответственность

Конкурсный управляющий обратился в суд с требованием обязать руководителя организации-должника предоставить ему документы. Суд требование удовлетворил, но директор судебное определение об обязании передать документы не исполнил. Верховный суд пришел к выводу, что в этом случае с этого руководителя можно взыскать судебную неустойку в соответствии с пунктом 1 статьи 308.3 ГК РФ в пользу конкурсной массы.

В другом случае, рассмотренном ФНС, суд определил, что руководителя организации-должника нельзя освободить от субсидиарной ответственности, если он не разработал и не попытался воплотить в жизнь экономически обоснованый план выхода организации из кризиса. Правда, в этом случае судьи еще должны определить, отвечает ли признакам добросовестности применяемый должником метод ведения бизнеса:

  • погашение задолженности по тем гражданским обязательствам, которые непосредственно относятся к производственному процессу и реализации продукции;
  • непринятие каких-либо мер к исполнению фискальных обязательств.

[3]

Конкурсные управляющие

Верховный суд указал, что лицо, осуществлявшее полномочия конкурсного управляющего в период расчетов с кредиторами, должно зарезервировать на счете должника сумму процентов по вознаграждению конкурсного управляющего. Если он этого не сделал, то он нарушил требование пункта 6 статьи 142 Закона о банкротстве и должен быть привлечен к ответственности.

Правовые позиции ВС РФ доведены до сведения налоговых органов

29 ноября Федеральная налоговая служба направила в свои территориальные органы для использования в их работе письмо, содержащее обзор правовых позиций, отраженных в судебных актах Верховного Суда РФ и судов федеральных округов, принятых в третьем квартале 2017 г. по результатам рассмотрения споров, связанных с процедурами банкротства.

В обзоре содержатся правовые позиции, касающиеся оспаривания сделок, включения в реестр требований кредиторов, субсидиарной ответственности руководителя должника, назначения арбитражного управляющего, признания его действий ненадлежащими и взыскания с арбитражного управляющего убытков, квалификации денежного требования в качестве текущего, замещения активов, а также введения процедуры банкротства как таковой.

В частности, указывается, что цепочка последовательных сделок купли-продажи с разным субъектным составом может быть признана притворной в порядке п. 2 ст. 170 ГК РФ как прикрывающая собой единую сделку, направленную на прямое отчуждение имущества от первого продавца последнему покупателю. При этом возврат имущества от конечного покупателя его первоначальному продавцу осуществляется с использованием реституционного механизма, а не путем удовлетворения виндикационного иска.

Отмечается, что при наличии доводов о мнимости и притворности договоров, на основании которых лицо заявляет требования о включении в реестр требований кредиторов должника, суд не должен ограничиваться формальной проверкой представленных сторонами документов, а должен принимать во внимание иные доказательства, подтверждающие наличие фактических договорных отношений.

Согласно приводимым правовым позициям, руководитель должника не может быть освобожден от субсидиарной ответственности при признаках объективного банкротства должника и отсутствия доказательств выполнения руководителем должника экономически обоснованного плана выхода из кризиса.

Видео (кликните для воспроизведения).

Для квалификации денежного требования в качестве текущего необходимо, чтобы момент возбуждения дела о банкротстве должника предшествовал именно дате возникновения такого требования, но не дате исполнения денежного обязательства. В частности, поскольку обязанность по оплате услуг возникает с момента оказания услуг (даже если ее исполнение перенесено на более поздний срок), не являются текущими требования по оплате услуг, которые были оказаны до даты возбуждения дела о банкротстве должника.

Также приводится правовая позиция ВС РФ о том, что по заявлению кредитора о банкротстве ликвидируемой организации, в которой действует ликвидационная комиссия, арбитражный суд может принять только одно из двух решений: о признании должника банкротом по упрощенной процедуре банкротства или об отказе в признании должника банкротом.

Как отметила руководитель налоговой практики Юридической группы «Яковлев и Партнеры» Екатерина Леоненкова, в целом обзор свидетельствует о внимании ФНС к спорам о несостоятельности (банкротстве) и транслировании такой обязанности территориальным налоговым органам, что в существующей экономической обстановке является закономерным.

Эксперт посчитала значимым п. 1.2 обзора, в котором ФНС обращает внимание нижестоящих налоговых органов на то, что при оспаривании обязательных платежей по налогам и сборам заявитель обязан доказать осведомленность налогового органа о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника на момент оспаривания и представить конкретные доказательства недобросовестности налогового органа. Как подчеркнула юрист, тот факт, что налоговый орган располагает финансовой отчетностью налогоплательщика, сам по себе, по мнению ФНС, не может рассматриваться как единственное достаточное обоснование его осведомленности о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.

Также Екатерина Леоненкова обратила внимание на п. 1.5 обзора, в котором указывается на необходимость в случае обращения в рамках дела о банкротстве в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным денежного исполнения предъявлять также требование о взыскании с ответчика процентов за пользование чужими денежными средствами. По ее мнению, данный вывод, сделанный Судебной коллегией ВС РФ, в целом направлен на упрощение процесса взыскания денежных средств без подачи самостоятельного иска и на защиту интересов кредиторов.

Комментируя обзор, старший юрист «ФБК Право» Елизавета Капустина отметила в числе наиболее значимых п. 1.4 о деле по оспариванию цепочки сделок, заключенных с целью вывода активов должников, о котором ранее писала «АГ». В своем решении Верховный Суд РФ указал на надлежащий способ защиты права – одностороннюю реституцию, а не виндикацию. Существенное значение для правильного разрешения спора имели обстоятельства, касающиеся перехода фактического контроля над имуществом, и родственные отношения между членом совета банка и конечными приобретателями. Как отметила эксперт, данное определение свидетельствует о более пристальном внимании судов к сделкам, заключенным между должником и обществами или гражданами, входящими в одну группу лиц с членом органа управления должника.

Также Елизавета Капустина назвала важным для практики правовую позицию ВС РФ, отраженную в п. 2.1 обзора. По ее мнению, это определение имеет прецедентный характер и вырабатывает подходы к защите добросовестных кредиторов от злоупотреблений должника по наращиванию подконтрольной ему кредиторской задолженности. В частности, Верховный Суд РФ указал, что заемные обязательства могут быть переквалифицированы в корпоративные, а требования участников общества могут быть признаны нереестровыми.

По мнению Екатерины Леоненковой, включение в обзор дел, указанных в п. 1.6, 2.1, свидетельствует о том, что и судебные, и налоговые органы твердо придерживаются позиции о превалировании существа правоотношений над их формой. При этом важными являются и реальность сделки, и цель заключения, установление наличия или отсутствия которой направлено на защиту интересов кредиторов. Она добавила, что фактически у налоговых органов появляется дополнительный инструмент для защиты интересов бюджета (как кредитора) от иных участников дел о банкротстве, которые будут вынуждены, следуя логике ФНС, доказывать, что налоговый орган, располагая финансовой отчетностью хозяйствующего субъекта, объективно не мог не знать о несостоятельности потенциального банкрота, а действовал недобросовестно и умышленно.

ФНС – территориальным органам

Федеральная налоговая служба подготовила обзор судебной практики ВС РФ и окружных судов по делам о банкротстве за третий квартал 2017 г.

Читайте так же:  Границы ответственности филиала юридического лица

В представленном ФНС обзоре приведены наиболее актуальные правовые позиции судов по результатам рассмотрения споров, связанных с процедурами банкротства. В том числе по вопросам введения процедуры банкротства, оспаривания сделок, включения требований в реестр требований кредиторов, привлечения к субсидиарной ответственности, взыскания убытков, квалификации денежного требования в качестве текущего. В целом обзор свидетельствует о внимании ФНС к спорам о несостоятельности (банкротстве) и возложении обязанности следить за этим на территориальные налоговые органы, что в существующей экономической обстановке является закономерным.

ФНС обращает внимание нижестоящих налоговых органов, что при оспаривании обязательных платежей по налогам и сборам заявитель обязан доказать осведомленность налогового органа о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника по состоянию на момент оспариваемых платежей и представить доказательства недобросовестности налогового органа. Тот факт, что налоговый орган располагает финансовой отчетностью налогоплательщика, сам по себе, по мнению ФНС, не может рассматриваться как достаточное обоснование его осведомленности о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника. ФНС в рассматриваемом случае предлагает действовать по аналогии, применяя позицию ВС РФ по спору между кредитной организацией и конкурсным управляющим (дело № А55-25698/2015) к возможным спорам с участием налоговых органов.

Фактически у налоговых органов появляется дополнительный инструмент для защиты интересов бюджета (как кредитора) от иных участников дел о банкротстве, которые будут вынуждены, следуя логике ФНС, доказывать, что налоговый орган, располагая финансовой отчетностью хозяйствующего субъекта, объективно не мог не знать о финансовой несостоятельности потенциального банкрота, а действовал умышленно недобросовестно. Однако это мнение ФНС прямо не подтверждается обстоятельствами рассмотренного дела № А55-25698/2015.

Также ФНС говорит о необходимости в случае обращения в рамках дела о банкротстве в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным денежного исполнения в том числе предъявлять требование о взыскании с ответчика процентов за пользование чужими денежными средствами, поскольку данное требование является частью реституционного требования, подлежит рассмотрению в рамках одного спора и может быть заявлено не только в рамках искового производства. Указанный вывод, сделанный Судебной коллегией ВС РФ по делу № А40-214329/2014, направлен на упрощение процесса взыскания денежных средств (без подачи самостоятельного иска) и на защиту интересов кредиторов.

При этом ФНС обращает внимание на позицию Судебной коллегии ВС РФ, согласно которой кредитор (в таком качестве может выступать и налоговый орган), заявляющий возражения и не являющийся стороной сделки, объективно ограничен в возможности доказывания необоснованности требования другого кредитора. Предъявление к такому кредитору высокого стандарта доказывания приводит к неравенству кредиторов. Достаточно подтвердить существенность сомнений в наличии долга, а стороны сделки обязаны будут представить доказательства, опровергающие сомнения в ее реальности. В то же время в случае, если в рамках выездной налоговой проверки налоговый орган заявляет о нереальности сделки, именно он должен представить соответствующие доказательства, а не участники сделки.

Налоговый орган вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании банкротом лица, не перечислившего в бюджет суммы НДФЛ, которые были удержаны им при выплате не освобожденных от налогообложения выходных пособий и (или) заработной платы, при наличии признаков банкротства на дату принятия судом данного заявления к производству, а не на дату возникновения задолженности, послужившей основанием для его подачи (дело № А64-2026/2016). Данный вопрос (что является моментом для определения наличия или отсутствия признаков банкротства) направлен на упорядочение процесса предъявления налоговыми органами заявлений о признании хозяйствующих субъектов несостоятельными (банкротами).

Обзор правовых позиций высших судов в спорах налогоплательщиков с ФНС

Обзор правовых позиций высших судов в спорах налогоплательщиков с ФНС

Федеральная налоговая служба России направила в территориальные налоговые инспекции обзор судебной практики Верховного суда и Конституционного суда за 1 квартал 2017 года по спорам с налоговыми органами. Документ будет интересен не только самим налоговикам, но и всем бухгалтерам организаций и ИП, которые хотят избежать конфликтных ситуаций с ФНС и знать, что делать, если проблема уже возникла.

ФНС России направила письмом от 17.04.2017 N СА-4-7/[email protected] своим территориальным органам для использования в работе обзор правовых позиций, отраженных в судебных актах Конституционного Суда и Верховного Суда, принятых в первом квартале 2017 года по вопросам налогообложения. Всего в документе содержится 20 судебных решений, которые вынесли в этот период высшие российские суды, рассматривая споры налоговиков с организациями и ИП. Некоторые из них были приняты в пользу налогоплательщиков, однако в большинстве случаев победителем все же была признана ФНС, это серьезный повод задуматься.

Для того, чтобы бухгалтеры были заранее готовы к ситуациям, подобным тем, которые привели других налогоплательщиков в суд, мы подготовили краткий обзор некоторых выводов, сделанных судами в налоговых спорах. Они могут оказаться интересными как для юридических лиц, так и для индивидуальных предпринимателей, применяющих разные системы налогообложения.

1. ФНС может взыскать необоснованный налоговый вычет, как неосновательное обогащение

Конституционный Суд подтвердил, что налоговый орган имеет полномочия по взысканию с налогоплательщиков денежных средств, полученных им вследствие неправомерно (ошибочно) предоставленного налогового вычета по НДФЛ, в порядке возврата неосновательного обогащения в случае, если такая мера является единственно возможным способом защиты финансовых интересов государства.

Судьи отметили, что если налогоплательщик получил налоговый вычет при отсутствии законных оснований, то его сумма является неосновательным обогащением. Поэтому порядок, определенный в главе 60 Гражданского кодекса РФ о правовом регулировании обязательств вследствие неосновательного обогащения, распространяется на такую ситуацию. Применение органом ФНС в рамках статьи 1102 ГК РФ обязания лица, которое без законных оснований приобрело или сберегло имущество, обязанности его возвратить не противоречит нормам Основного закона. Такая норма не исключает использование института неосновательного обогащения за пределами гражданско-правовой сферы применительно к налоговой выгоде.

Однако суд отметил, что при предоставлении неправомерного имущественного налогового вычета по ошибке самого налогового органа, требование о возврате средств может быть заявлено только в течение трех лет с момента принятия ошибочного решения о предоставлении имущественного налогового вычета. Если в необоснованном имущественном налоговом вычете виновен сам налогоплательщик (предоставление подложных документов и т.п.), то орган ФНС вправе обратиться в суд с соответствующим требованием в течение трех лет с момента, когда он узнал или должен был узнать об отсутствии оснований для предоставления налогоплательщику имущественного налогового вычета. При этом суд должен самостоятельно провести проверку соблюдения этого срока, то есть правило пункта 2 статьи 199 ГК РФ, согласно которому исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, в данной ситуации не подлежит применению. (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 24.03.2017 N 9-П).

2. Компенсационные выплаты работникам при увольнении по инициативе работодателя могут быть признаны расходами в целях налога на прибыль

Организация учла суммы компенсаций, выплаченных увольняемым работникам на основании соглашений о расторжении трудовых договоров, при исчислении налога на прибыль организаций в составе расходов. При этом в качестве экономического обоснования таких расходов налогоплательщик указал оптимизацию производства и минимизацию затрат в связи с высвобождением рабочих мест. Однако орган ФНС, позицию которого поддержали суды трех инстанций, решили, что налогоплательщик неправомерно включил эти затраты в состав расходов, так как подобные компенсационные выплаты непосредственно не связаны с выполнением работниками трудовых обязанностей. Кроме того, такие выплаты не предусмотрены действующим законодательством в случае расторжения трудового договора по соглашению сторон.

Читайте так же:  Гражданско-правовой договор с иностранным гражданином - образец

Однако Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ с такими выводами не согласилась и направила дело на новое рассмотрение. Суд указал, что для признания экономически оправданными расходами на основании статьи 255 Налогового кодекса РФ выплат работникам при расторжении трудовых договоров по соглашению сторон достаточно того, чтобы работодатель смог достичь поставленную цель — увольнение конкретного работника с соблюдением баланса интересов работника и работодателя. В этом случае компенсационные выплаты направлены на разрешение возможной конфликтной ситуации при увольнении, и не направлены на личное обогащение увольняемого работника.

Только при значительном размере такой компенсации и значительном превышении обычного размера выходного пособия, предусмотренного статьей 178 Трудового кодекса РФ, на организацию-налогоплательщика ложится бремя раскрытия доказательств, обосновывающих природу произведенных выплат и их экономическую оправданность. Поскольку размер такой компенсации законодательством не определен, а устанавливается соглашением сторон, налоговый орган вправе поставить под сомнение экономическую оправданность данных расходов, но при этом он не может давать оценку целесообразности принимаемых руководством организации решений. (Определение Верховного Суда РФ от 28.03.2017 N 305-КГ16-16457 по делу N А40-7941/2015).

3. Орган ФНС, доначислив по результатам выездной налоговой проверки налог на имущество организаций, обязан уменьшить налоговую базу по налогу на прибыль

Проверяющие доначислили организации налог на имущество по результатам выездной налоговой проверки. Налогоплательщик решил, что при определении налоговой базы по налогу на прибыль организаций инспекторы неправомерно не учли сумму доначисленного налога на имущество по нормам статьи 89 НК РФ, что, в свою очередь, привело к излишнему доначислению налога на прибыль. Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ согласилась с доводами налогоплательщика о том, что в обязанность налоговой службы входит установление размера всех налоговых обязательств налогоплательщика за проверяемые периоды исходя из выводов, положенных в основу акта налоговой проверки. Поэтому при изменении суммы налога на имущество, инспекторы также были обязаны уменьшить налоговую базу по налогу на прибыль на сумму доначисленного налога.

Судьи отметили, что иной правовой подход в этом случае влечет необоснованное возложение на налогоплательщика обязанности по самостоятельной корректировке налоговых обязательств путем представления уточненной налоговой декларации за период, который уже был предметом налоговой проверки. (Определение Верховного Суда РФ от 26.01.2017 N 305-КГ16-13478 по делу N А40-159258/2015).

4. Между налогоплательщиками может существовать «иная зависимость»

Верховный суд РФ поддержал позицию ФНС по поводу того, что даже при отсутствии признаков прямой субъективной зависимости между организациями не исключена возможность применения положений подпункта 2 пункта 2 статьи 45 НК РФ, так как понятие «иной зависимости» между налогоплательщиком и лицом, к которому предъявлено требование о взыскании налоговой задолженности, имеет самостоятельное значение и его толкование должно быть направлено на противодействие избегания налогообложения.

Такой вывод был сделан по результатам рассмотрения дела, в рамках которого специалисты ФНС предприняли меры принудительного взыскания задолженности с налогоплательщика, которые не дали результатов. К такой невозможности взыскания недоимки привела схема, которую создал банк совместно с взаимозависимыми (подконтрольными) организациями. Эти действия были направлены на уклонение от налогообложения путем вывода имущества из активов налогоплательщика.

При этом судьи согласились с выводами налогового органа о взаимозависимости всех участников схемы и наличии условий для применения подпункта 2 пункта 2 статьи 45 НК РФ. Оказалось, что учредитель организации находится в служебном и ином подчинении у руководства банка, а уставной капитал общества сформирован за счет имущества третьей компании, где генеральным директором является еще один совладелец банка. В результате суды пришли к выводу, что хотя в данном случае не соблюдены условия, предусмотренные статьей 105.1 НК РФ «Взаимозависимые лица», между участниками сделки существует «иная зависимость». (Определение Верховного Суда Российской Федерации от 26.01.2017 N 303-КГ16-19317 по делу N А51-4996/2015).

5. Взыскание с собственника организации ущерба, причиненного в связи с уклонением юрлица от уплаты налогов, является обоснованным

Конституционный суд РФ решил, что нормам Конституции не противоречат положения пункта 1 статьи 1064 ГК РФ, на основании которых налоговым органом с собственника организации, привлеченного к уголовной ответственности, взыскан ущерб, причиненный бюджетной системе РФ. Организация не смогла заплатить доначисленные ФНС налоги и налоговый орган подал заявление о ее банкротстве. Оказалось, что собственник организации, не являясь директором, фактически контролировал деятельность и давал распоряжение номинальному директору о заключении фиктивных договоров и предоставлении налоговой отчетности с фиктивными показателями. Против него было возбуждено уголовное дело, по которому он был признан виновным в уклонении от уплаты налогов.

Налоговый орган в рамках этого дела заявил требования о взыскании ущерба с физического лица, которое суд полностью удовлетворил, установив причинно-следственную связь между его действиями и ущербом, причиненным государству. Гражданин подал жалобу в КС РФ, указав в ней, что пункт 1 статьи 1064 ГК РФ противоречит Конституции РФ, поскольку допускает взыскание с физических лиц ущерба при отсутствии установленного факта получения такими лицами экономической выгоды от уклонения от уплаты налогов. Конституционный Суд указал, ЧТО ДАННАЯ НОРМА направлена на конкретизацию конституционных гарантий защиты прав потерпевших от преступлений и не может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявителя, перечисленные в жалобе (Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 28.02.2017 N 396-О).

Налоговая служба обобщила судебную практику по спорам о банкротстве

Федеральная налоговая служба России письмом от 29 июня 2017 г. N СА-4-18/[email protected] направила для работы в свои территориальные органы обзор правовых позиций, отраженных в судебных актах Верховного суда РФ и судов федеральных округов, принятых в течение 2016 года по результатам рассмотрения споров, связанных с процедурами банкротства. В документе налоговики приводят решения по вопросам взыскания убытков, субсидиарной ответственности, оспаривания сделок, признания действий (бездействия) арбитражного управляющего ненадлежащими, проведения торгов, а также заключения мирового соглашения. В обзоре мы кратко рассмотрим несколько правовых позиций, которые заняли арбитры при рассмотрении этих дел.

1. Связь между банкротством общества и действиями его бенифицира

Верховный суд РФ в определении от 21.04.2016 N 302-ЭС14-1472 по делу N А33-1677/13 сделал вывод о том, что при наличии доказательств, свидетельствующих о существовании причинно-следственной связи между действиями контролирующего лица и банкротством подконтрольной организации, бремя доказывания обоснованности и разумности своих действий ложится на организацию-бенифициара.

В спорной ситуации в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) общества конкурсный управляющий обратился с заявлением о привлечении солидарно к субсидиарной ответственности организации, которая являлась его учредителем и единственным участником общества, а также его бывшего руководителя. Свои требования конкурсный управляющий обосновал тем, что в ходе налоговой проверки было установлено, что поступавшие должнику от реализации продукции денежные средства перечислялись по цепочке расчетных счетов третьим лицам, в результате чего аккумулировались на расчетных счетах компании-бенефициара. А невозможность дальнейшего осуществления должником дальнейшей хозяйственной деятельности послужило то, что компания-бенефициар изъяла у должника имущество производственного назначения.

Читайте так же:  Критерии и обоснование выбора контрагента

ВС РФ напомнил о том, что субсидиарная ответственность участника наступает тогда, когда в результате его поведения должнику не просто причинен имущественный вред, а он стал банкротом, то есть лицом, которое не может удовлетворить требования кредиторов и исполнить публичные обязанности. Особенно если такая ситуация возникла вследствие значительного уменьшения объема активов под влиянием контролирующего лица.

2. Ликвидация организации-банкрота не освобождает от ответственности ее руководителя

Верховный суд РФ в определении от 07.12.2015 N 307-ЭС15-5270 указал, что ликвидация общества-должника, признанного банкротом, не является препятствием для рассмотрения требования о привлечении его бывшего руководителя к субсидиарной ответственности.

В спорной ситуации конкурсный кредитор обратился в суд с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности руководителя общества по обязательствам должника, возникшим после истечения месяца со дня возникновения обстоятельств, свидетельствующих о признаках неплатежеспособности. Заявитель указал, что невыполнение руководителем требований Федерального закона о банкротстве об обращении в арбитражный суд с заявлением при наступлении неплатежеспособности организации, влечет неразумное и недобросовестное принятие дополнительных долговых обязательств и, как следствие, убытки для кредиторов. В этом случае одним из правовых механизмов, обеспечивающих удовлетворение требований таких кредиторов при недостаточности конкурсной массы, является возможность привлечения руководителя должника к субсидиарной ответственности по обязательствам должника в соответствии с пунктом 2 статьи 10 Федерального закона о банкротстве. При этом, как напомнил ВС РФ, исполнимость судебного акта о привлечении к субсидиарной ответственности руководителя при ликвидации должника может быть достигнута посредством возобновления дела о банкротстве после пересмотра определения о завершении конкурсного производства по правилам главы 37 АПК РФ .

3. Арбитражный суд должен учитывать выводы, сделанные СОЮ

Верховный суд в определении от 14.06.2016 N 309-ЭС16-1553 указал, что обстоятельства, установленные судом общей юрисдикции при рассмотрении дел об административных правонарушениях, должны быть учтены арбитражным судом при рассмотрении споров, связанных с привлечением руководителя организации-должника к субсидиарной ответственности. В спорной ситуации конкурсный управляющий хотел привлечь к субсидиарной ответственности руководителя организации-должника, который ранее был признан судами общей юрисдикции трех инстанций виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 5 статьи 14.13 КоАП РФ за неподачу заявления о банкротстве организации.

Верховный суд РФ отметил, что хотя в соответствии с частью 3 статьи 69 АПК РФ решение суда общей юрисдикции по ранее рассмотренному гражданскому делу, вступившее в силу, обязательно для арбитражного суда, рассматривающего дело по вопросам об обстоятельствах, установленных решением СОЮ и имеющих отношение к лицам, участвующим в деле, эта норма не распространяется на административные дела. При этом правовая оценка СОЮ действий лица и примененные им положения закона, на которых основан вывод о наличии состава административного правонарушения, не может рассматриваться в качестве обстоятельства, имеющего преюдициальное значение для арбитражного суда, рассматривающего дело.

Однако, как следует из правовой позиции, изложенной в пункте 16.2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 02.06.2004 N 10 , арбитражный суд не может игнорировать в своем судебном акте.

4. Выдача денег под отчет может быть признана выводом активов организации

Верховный суд РФ в определении от 29.01.2016 N 304-ЭС15-7530(4) по делу N А45-684/2014 указал, что систематическая передача денежных средств под отчет при отсутствии предоставления отчетности о расходовании денежных средств либо их возврата может рассматриваться как действие, направленное на вывод активов из хозяйственного оборота организации. В спорной ситуации конкурсный управляющий просил арбитражный суд признать недействительными сделки по перечислению главному бухгалтеру организации-должника денежных средств на основании пункта 1 статьи 61.2 Федерального закона о банкротстве. Выяснилось, что эти денежные средства главбух получал под отчет. Однако никаких отчетов об их использовании не давал.

Судьи напомнили, что по нормам статьи 9 Федерального закона от 06.12.2011 N 402-ФЗ «О бухгалтерском учете» все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами. Такие документы служат первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет. Таким образом, повторная выдача денег под отчет лицу, которое в нарушение требования Положения о порядке ведения кассовых операций с банкнотами и монетой Банка России на территории РФ N 373-П, утвержденного Банком России 12.10.2011 (действовало на момент совершения операций), не представило авансовый отчет об их использовании, является нарушением. Повторная и последующая выдача наличных денег под отчет данному лицу могла быть произведена только при условии полного погашения подотчетным лицом задолженности.

5. Суд имеет право отстранить конкусного управляющего от его обязанностей

Видео (кликните для воспроизведения).

Верховный суд в определении от 12.09.2016 N 306-ЭС16-4837 пришел к выводу, что конкурсный управляющий может быть отстранен судом от исполнения возложенных на него обязанностей и в том случае, если кредиторы до подачи соответствующей жалобы в суд не обращались к конкурсному управляющему с заявлениями об устранении нарушений. Такой вывод судьи сделали в связи с жалобой, поданной конкурсным кредитором на действия управляющего. Судьи отметили, что по результатам проведенного анализа финансово-хозяйственной деятельности должника конкурсный управляющий сделал вывод, что сделка по отчуждению имущества (договор купли-продажи объекта незавершенного строительства) носила возмездный характер и оснований для ее оспаривания не имелось. Кредиторы с этим не согласились.

Однако суды низших инстанций указали, что собрание кредиторов не принимало решение об оспаривании сделки, отдельные кредиторы с предложением об оспаривании договора купли-продажи к конкурсному управляющему не обращались. Поэтому отказали им в их требовании. ВС РФ с такими выводами не согласился и отметил, что конкурсный управляющий владел информацией о заключении должником в преддверии банкротства спорного договора купли-продажи, поэтому был обязан самостоятельно принять меры по установлению действительной стоимости объекта подозрительной сделки, в том числе путем проведения оценки его рыночной стоимости.

[1]

Источники


  1. Кудрявцев, В. В. История и методология физики 2-е изд., пер. и доп. Учебник для магистров / В.В. Кудрявцев. — М.: Юрайт, 2015. — 230 c.

  2. Энциклопедия будущего адвоката: моногр. ; КноРус — М., 2012. — 1000 c.

  3. ред. Суханов, Е.А. Том 1. Гражданское право. Общая часть; М.: Волтерс Клувер; Издание 3-е, перераб. и доп., 2013. — 720 c.
  4. Правоведение. — М.: Норма, Инфра-М, 2013. — 432 c.
  5. Правоведение. — Москва: Мир, 2008. — 319 c.
Фнс составила обзор правовых позиций высших судов по спорам, возникающим при банкротстве
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here